История групповой терапии



О том, что воздействовать на группу гораздо эффективнее, чем на на одного индивида, знали еще наши предки. Причем цели влияния могли быть любыми: исцеление, введение в транс, проведение обряда, объединение сообщества и т.д. Шаманы, колдуны, жрецы, старейшины с помощью разнообразных ритуалов вызывали в своих соплеменниках эмоционально яркие переживания, позволяющие членам общины побороть болезнь, ощутить сопричастность миру и принадлежность своему роду, вдохновиться на битву или смириться с неизбежностью.


До 19-го века наука не изучала групповые феномены, и первые исследования такой проблематики проводились социологами. Э. Дюркгейм и Г. Зиммель были пионерами в этой области. Они анализировали феномен коллективного сознания, особенности социального взаимодействия, конфликты в малых и больших группах и много сделали для дальнейшего становления социологии и социальной психологии.


В начале 20-го века взаимное влияние группы и индивида, но уже в рамках медицинской науки, пробовалось и практиковалось врачами и психиатрами.


Отцом групповой психотерапии считается Дж. Пратт, врач-терапевт из Бостона, лечившего туберкулез.


Его метод работы с пациентами помогал им преодолевать изоляцию и апатию, развивать сплоченность и взаимную поддержку в создаваемых группах больных, у которых не было средств на дорогостоящее лечение в стационаре. Участники групп вели дневники, делились своими способами борьбы с симптомами, слушали лекции врача. Такой способ лечения в итоге помогал им побороть болезнь.


В это же время американские психиатры, такие как Э. Лазель, К. Марш, объединяли людей, страдающих шизофренией, в малые группы для проведения просветительских занятий об их душевных болезнях и для совместного времяпрепровождения.


Благодаря такой практике стало понятно, что люди, объединенные одной и той же проблемой и имеющие похожий болезненный опыт, могут помочь друг другу в преодолении своих сложностей за счет обмена информацией, обсуждения своих тягот и вариантов совладания с ними. Вторым важным элементом, помогающим исцелению или смягчению симптомов, стала практика взаимной поддержки и принятия членами группы друг друга.


З. Фрейд, отец психоанализа, первого психотерапевтического метода, не признавал групповых способов работы.


И хотя техники группового анализа и сам термин появились в 1925 г. благодаря работе психаналитика Т. Барроу, они не получили должного признания коллег . Но не смотря на это, вывод Т. Барроу о том, что понимание отдельного человека не возможно без изучения социальных групп, к которым он принадлежит, был очень важным в практической психологии.


Сам термин «групповая терапия» первым начал использовать Я.Морено, создатель психодрамы, социодрамы и социометрии.


Он внес существенный вклад в развитие и популяризацию этого направления: учредил в 1931 г. первый профессиональный журнал , в котором стали обсуждать вопросы групповой психотерапии, в 1942 г. основал первую организацию специалистов, практикующих групповую психотерапевтическую работу.


В основе его метода лежит драматическая импровизация и ролевая игра для воссоздания, исследования и корректировки отношений человека с миром, с окружающими и с самим собой.


Психодрама изначально была создана как групповое направление психотерапии, позволяющее работать не только с индивидуальными проблемами, но и с динамикой взаимодействий в коллективе, в обществе.


Морено рассматривал психодраму как реальную возможность для социальных изменений в мире и решения глобальных проблем человечества.


После второй мировой войны возникла острая потребность в групповых вариантах работы с пациентами, так как значительное количество людей, особенно участники боевых действий, нуждались в психиатрической помощи, а индивидуальная терапия была для них невозможна просто потому, что не было такого количества специалистов. И тогда правительства многих стран стали развивать групповые методы психотерапии.


С 60-х годов групповая терапия начала помогать и здоровым людям, не нуждающимся в клиническом лечении, но желающим улучшить свою жизнь.


Благодаря К.Левину, К.Роджерсу и другим психологам стали появляться группы встреч, тренинговые группы общения и прочие варианты коллективной психологической работы, позволяющие в безопасном формате исследовать себя и свои отношения с окружающими. Так групповая терапия нашла своё место среди других способов психокоррекции и помощи людям. Когда речь заходит о групповой терапии, большинство из нас, представляют сцены из голливудских фильмов. В них изображается, как люди, сидя в кругу, признаются в том, что они алкоголики, сексоголоки, наркоманы и т.д. Участники группы приветствуют друг друга и хлопают в ладоши.


А так ли проходит групповая терапия в реальной жизни? Кто ходит на такие встречи? Как они проводятся? И для чего вообще нужны?


На групповую терапию приходят обычные люди со своими проблемами. Часто они звучат как «не могу построить отношения», «боюсь общаться с людьми», «не понимаю, уходить ли с работы», «как сделать так, чтобы мама начала меня слышать» и т.д.


Группа становится для участников местом, где можно увидеть, как они взаимодействуют с другими и поменять своё поведение.


Как я говорю «нет», как прошу помощи, как заявляю о себе и привлекаю внимание, как я конкурирую и проявляю разные чувства - всё это можно сделать, обсудить, скорректировать и проверить на группе.


В реальной жизни мы не всегда понимаем, почему другие люди относятся к нам не так, как мы ждём: хотим любви, а нас отвергают, желаем принятия, а получаем отказ. В группе же с помощью различных упражнений, дискуссий, обсуждений, обратных связей участники без осуждений, оценок, оскорблений получают возможность не только увидеть себя в реальном свете, но сделать шаги по изменению.


Так, иногда на группах я предлагаю участникам потренироваться говорить «нет». Мы стоит полукругом, а участники по очереди выходят в центр, чтобы сказать своё «нет». Задача стоящих напротив - дать обратную связь верят ли они такому «нет». Кто-то говорит так, что сразу понимаешь - не шутит, лучше не спорить, а кто-то произносит так, что чувствуются все его сомнения в праве на отказ. В последнем случае я предлагаю попробовать поменять позу, силу голоса, интонацию и снова сказать.


Иногда попыток бывает несколько, так как не сразу удаётся найти то самое «нет». Такой поиск имеет для человека терапевтический эффект: я вижу, как мои слова влияют на других и получаю реальный шанс на изменения. Потом, в жизни, я могу говорить своё «нет» так, как нужно именно мне.

Так проходят эти встречи: люди говорят о себе, делятся друг с другом своми проблемами, делают свои личные работы о своих сложностях, получают обратную связь от участников, пробуют что-то новое на группе и узнают себя с разных сторон.

Статьи Ольги
Последние статьи Ольги