Постмодерн в психотерапии



Это статья - продолжение темы "Модерн, постмодерн и метамодерн в психотерапии". Сегодня предлагаю поговорить о постмодерне.

Постмодерн пришел на смену эпохи модерна в 60-70-е годы. Он стал ответом общества на глубокое разочарование в итогах модерна: мировых войнах, ядерной угрозе, разрушении традиционных моделей жизни, глобальных катастрофах и т.д. Разум и прогресс не привели к всеобщему счастью, вера человечества в свой гуманизм разрушилась. Как писать стихи после Освенцима? Как заново поверить в человека? Как смирится с невозможностью всеобщего счастья? Постмодерн стал естественным продолжением модерна, его противоположностью.


Основные его принципы – абсолютная свобода самовыражения, плюрализм, скептицизм, ирония, интертекстуальность, деконструкция. Теперь все можно назвать искусством, мир и культура представляется совокупностью текстов, которые можно как угодно трактовать, утверждается культ потребления и удовольствий. Циничная ирония и отрицание любого смысла приводит к многообразию идей, а еще к отсутствию какого-либо единого начала и универсальных предпосылок.


Все мы – дети постмодерна с его «Симпсонами» и «Южным парком», «Криминальным чтивом» и «Кин-дза-дзой», Пелевиным и Сорокиным, Брехтом и Беккетом. В СССР постмодерн пришел с запозданием, так как официальный пафос поддерживал модернистские идеи, возникшие в начале советской эпохи. Но в 80-е, еще до Перестройки он стал широко распространятся, а развал СССР только усилил его влияние на все сферы жизни.


А что в психотерапии? Новые направления предлагают свою философию психотерапии. Если в психоанализе терапевт культивирует свою нейтральность, на которую клиент накладывает свои проекции, то возникшие гуманистические методы предлагают психологу быть активным участником процесса: делиться чувствами и опытом. Если раньше только эксперт мог быть психотерапевтом, обладающим необходимыми властью и знаниями для исцеления, то теперь люди могут приходить за поддержкой и помощью к таким же, как они, так появляются группы встреч, тематические группы анонимных алкоголиков и прочих зависимых, а психологическую помощь начинают оказывать не только врачи.

Постмодерн приносит в психотерапию идеи того, что реальность социально конструируется, нет одной истины, психотерапевт не может знать, что для клиента будет лучше и в итоге исцеляющим в процессе психотерапии, жизнь его не линейна и точно не возможно предугадать на чем закончится их работа.


В течение всего 20-го века практикующие психологи и психиатры пришли к выводу, что сложности клиента могут лежать не только в индивидуальной плоскости, но в семейной, а иногда и в социально-культурной. Так и появились постклассические практики постмодерна. Это направление психотерапии рассматривает психотерапевтический процесс как взаимодействие живых, постоянно меняющихся и подвижных систем, клиента и психолога. К постклассическим практикам относятся гештальт-консульирование, нарративные практики, терапия, ориентированная на решение и другие (не знаю какие, если знаете, подскажите).


Если модерн создал психологию как науку, то постмодерн показал, что психология и психотерапия становятся искусством и философией. Новые направления базируются на идеях постклассической рациональности, постмодернизма, постструктурализма и конструктивизма.


Что нового нам дал постмодерн с точки зрения взаимодействия клиента и терапевта?


1. Все, что происходит с клиентом, его исцеление или улучшение ситуации не обязательно связано с тем, что происходит в кабинете. И поэтому терапевт-приверженец постклассических практик, использует в психотерапии любые «внетерапевтические» позитивные изменения, независимо от того, благодаря чему они произошли. «Я влюбился и больше не горюю по прошедшим отношениям», «Мне предложили новую должность и моя злость ушла».


2. Терапевт отказывается от идеи объективного описания проблемы клиента. Проблема рассматривается как результат процесса «социального конструирования». Идеи некой «нормы» или правильности не вносятся в процесс терапии. Правильно - это то, как нужно клиенту. « - Я не могу не звонить ему, даже когда он унижает меня. – Как думаешь, почему тебе важно так делать?», «Мне кажется ненормально любить сразу двух мужчин. – Кто тебе сказал? Откуда у тебя эта идея?»

3. Ограничивается экспертная позиция терапевта. Цели терапии и возможный конечный результат определяется клиентом, а терапевт выступает фасилитатором процесса. Терапевт – не всезнающий кладезь божественных истин, не священник, не гуру, не учитель, он – такой же человек со своими слабостями, несовершенствами, сомнениями: «Вы, наверное, никогда бы не попали в мою ситуацию. – Почему же, я первый раз пришла к психологу как раз после похожей ситуации.»

4. Не определяется и не фиксируется точная и единственная причина тех или иных проблем клиента, например, так: «Мама была в послеродовой депрессии и поэтому Вы теперь боитесь близости». Жизнь клиента – не линейный процесс с четкими и ясными причинно-следственными связями. Его сложности – совокупность множества факторов, а объяснение их через наличие определенного обстоятельства в прошлом вульгаризирует внутренний мир клиента и его жизнь. Любая схема, как бы прекрасна она не была, упрощает реальность, выхолащивает ньюансы переживаний и психических процессов.

Эти принципы постепенно проникают даже в самые «классические», модернистские психотерапевтические школы, что на мой взгляд является важным процессом демократизации и десакрализации нашей работы.

Конечно, любая концепция предполагает какую-то теоретическую основу, принципы и методологию, техники и методики работы. Каждая психотерапевтическая школа имеет свою теорию личности, понятие внутренних конфликтов и защит, свои способы воздействия и философию отношений клиента и терапевта. И без таких базовых знаний невозможно погружение в профессию. А вот дальше, практикуя и получая собственный опыт в психотерапии психолог обнаруживает необходимость расширять свой методологический горизонт, чтобы посмотреть на свою работу с других позиций. Реальная работа с клиентами обнаруживает ограниченность привычных моделей: вроде бы они в чем-то и помогают, но потом начинают мешать видеть в клиенте уникального человека с его собственной историей. Поэтому так хочется посмотреть на него с других точек зрения, не навешивая ярлыки прежних шаблонов. Здесь постмодернистская философия приходит на помощь терапевту. Теперь он начинает понимать, как живое взаимодействие двух личностей со своими страхами и сомнениями, достижениями и утратами, желаниями и потребностями могут создать пространство для нового опыта.


Постмодерн проникает в нашу профессию все сильнее и можно наблюдать, как классические методы вбирают в себя постклассические практики, потому что современный мир требует нового мировоззрения от психотерапевтов: самораскрытие терапевта в психоанализе, техники медитации в КПТ, интеграция методов и направлений, онлайн-работа с клиентами и т.д .


Дальше мы погорим о метамодерне, новой социально-культурной парадигме, которая вошла в нашу жизнь 10 лет назад.

Статьи Ольги
Последние статьи Ольги