Психодрама и метамодерн


Мы уже десять лет как живем в нарождающейся эпохе метамодерна. Психодрама возникла сто лет назад, во времена модерна, а потом как-то жила в философии постмодерна шестьдесят-семьдесят лет. Она дважды устарела? Пора списать ее в утиль? Или она еще актуальна? Что психодрама может предложить нам сейчас и чем ответить на актуальные запросы современности?


Психодрама и модерн

Психодрама как психотерапевтический метод возникла в начале 20 века. Обычно называют дату 1 апреля 1921 год, когда Я.Л. Морено, ее основатель, на сцене Венского театра комедии представил публике экспериментальную постановку о политической ситуации в Австрии.


Это было время модерна. Модерн обозначает большой круг явлений культуры, науки и искусства, возникших во второй половине 19 – начале 20 веков под влиянием научно-технического прогресса. Он вырос на идеях Ницше, Фрейда, Кьеркегора, Маркса, Камю, Дарвина и других. Эпатаж, революционность, возникновение метаидей и метанарративов, вера в единственную истину, эксперимент, индивидуализм, прогресс науки, отрицание прошлого – все это есть в психотерапии Я.Л. Морено.


«Передо мной стоял вопрос, что я должен выбрать как моё: всю вселенную или мою семью, род, из которого я произошёл? И я выбрал вселенную», «Истинная психотерапия может быть только психотерапией всего человечества», «Я встречаю людей на улицах и у них дома, в их естественном окружении… я пытаюсь сделать их смелыми, чтобы они могли мечтать снова. Я учу людей играть Бога.» Так Я.Л. Морено рассказывает о себе и о том, чем для него является психодрама. В его высказываниях виден модернистский нарратив с его отрицанием прошлого, будь то психоанализ, привычный театр или традиционная семья, верой в единую истину своего метода, желанием изменить мир через него, возвеличиванием человека до божественного уровня.


Психодрама как метод психотерапии родилась как исключительно модернистская концепция. Основные принципы модерна предполагают, что жизнь клиента однолинейна, есть четкое объяснение причин его проблемы и соответственно решение, терапевт точно знает, как помочь клиенту и чем в итоге закончится психотерапия, проблема находится в человеке, задача терапии - найти его базовый конфликт, дефект, поломку и вылечить от невроза.


Психодрама и постмодерн

На смену эпохи модерна пришла эпоха постмодерна. Его основные принципы строятся на том, что реальность социально конструируется, нет одной истины, психотерапевт не может знать, что для клиента будет важно и в итоге целительно в процессе психотерапии, жизнь его не линейна и точно невозможно предугадать, чем закончится их работа. Психотерапия рассматривается как взаимодействие живых, постоянно меняющихся и подвижных систем, клиента и психолога.


На психодраму не могли не повлиять новые веяния терапевтической мысли и постмодернистская риторика. Сам основатель метода, его ученики и последователи внесли новые идеи в теорию психодрамы и развили те мысли, которые Я.Л. Морено изначально высказывал. Г. Лейтц ввела четвертый, трансцендентный уровень роли, тождественный трансперсональному быти­ю человека и много говорила о важности равной позиции директора и протагониста: "психодрама оказывает терапевтическое действие только тогда, когда директор "качается на одних качелях с протагонистом". Идеальная позиция, по ее мнению, возникает лишь в тот момент, когда психодраматерапевт и протагонист работают вместе как настоящая команда, с равным статусом, вместе принимая решения и вступая во взаимоотношения "беру и отдаю".


З. Морено считала, что психодрама исцеляет за счет следующих аспектов: фактор "реальных" взаимоотношений ("теле"); самораскрытие и искренность терапевта; познание себя в благорасположенной группе (экзистенциальная значимость); катарсис интеграции; инсайт в действии. Как видно из ее идей, большое значение придается теплым, честным, подлинным отношениям, живому процессу протагониста и его спонтанному исцеляющему действию.


Сам автор метода Я.Л. Морено настаивал на неадекватности противопоставления естественно-научного и гуманитарного подходов и пытался объединить бихевиоризм с одной стороны и понимающую и экзистенциальную психологию с другой. Как раз в эпоху расцвета постмодерна он вместе с последователями развивал свои изначальные идеи о врожденной спонтанности, креативности индивида, его богоподобной сущности, необходимости реальной встречи здесь-и-сейчас в процессе терапии, важности человеческих проявлений в действии. Он даже предугадал появление биопсихосоциальной модели, говоря о том, что человек – это сочетание генетики, «теле» и среды.

Но не смотря на влияние гуманистических идей и постмодернистских построений психодрама остается прежде всего модернистским методом. Ниже объясню почему.


Почему психодрама – это модерн

Как мы работаем в психодраме? Я опишу классическую полную драму (fulldrama). Первая сцена: диагностика того, что происходит с клиентом. В ней показывается реальная ситуация, в которой возникает его сложность, например необъяснимый «ужос» перед начальником (doing). Заканчивается сцена нахождением ключа, который позволяет перейти в другую сцену, где эта проблема возникла изначально. Вторая сцена: воссоздание прошлой ситуации, когда протагонист усвоил определенную реакцию на воздействие внешней среды и она закрепилась у него как устойчивый поведенческий паттерн. Если брать наш пример, то допустим, что ужас возникал в ответ на постоянные крики отца (undoing). В этой же сцене мы переделываем прошлый опыт протагониста, предлагая ему самому защитить себя, позвать кого-то на роль защитника или как-то еще прожить остановленные эмоциональные или действенные импульсы (redoing). В третьей сцене происходит «проверка на реальность», мы возвращаемся в первую сцену, где протагонист показывал ситуацию, в которой возникает его сложность. Но сейчас он может по-новому отреагировать на прежний стимул, благодаря перепроигрыванию и изменению своей текущей реакции в обстоятельствах, похожих на прошлый опыт. Так проверяется эффективность предыдущих терапевтических действий директора и терапевтическая польза для клиента.


В этом описании алгоритма работы явно виден модерн: есть идея, что жизнь клиента однолинейна, есть четкое объяснение причин его проблемы и понятное решение, директор ведет протагониста в его базовую сцену и лечит соответствующую поломку.

Кроме этого, основные техники психодрамы директивны и часто несут элементы собственного видения терапевта процессов клиента:


- Обмен ролями, то есть взаимная смена ролей протагониста и дополнительного «Я». Директор сам решает, когда обмен необходим и в какой момент послание из роли уже сказано. «Достаточно ли слов «Я тебя люблю» или стоит уточнить «Я тебя люблю, потому что…/для меня это значит…»? Куда пойдет драма, если эти слова не будут произнесены?


- Дублирование, то есть вербализация возможных мыслей и чувств протагониста другим лицом, директором или участником группы. Директор предлагает свою версию эмоционального содержания психики протагониста, основываясь на своем личном и профессиональном опыте. «На самом деле я давно чувствую равнодушие к тебе, а не любовь, но боюсь себе и тебе в таком признаться». У протагониста есть возможность отказаться от директорской версии, но есть такие, кому сложно понять, что на самом деле они испытывают в настоящий момент или их вера в истинность суждений своего терапевта сильна и непоколебима. И тогда протагонист может согласиться совсем не на свои переживания, не фильтруя и не оценивая интервенции директора.


- Зеркало, то есть взгляд на себя и на ситуацию со стороны. Директор сам решает, когда стоит выйти из сцены и показать протагонисту то, что там разыгрывается. Терапевт задает клиенту направление его мыслей через вопросы и через высказывание своего мнения о том, что возникает на сцене. «Что происходит между этими двумя, как тебе кажется?», «Мне удивительно, что они говорят о любви, но при этом отвернулись друг от друга». Что именно увидит протагонист? Как он посмотрит на свой разворачивающийся внутренний мир в сцене? На чем он сделает акцент, а что проигнорирует?


Директор в психодраме может сильно влиять на действие и его мировоззрение во многом определяет куда будет двигаться работа. Сам алгоритм метода психодрамы изначально категоричен и догматичен, этот методологический фундамент лежит в основе его теории и практики. Каким бы гуманным не был директор, полностью убрать базовые принципы психодрамы из работы невозможно: некоторая директивность все равно будет присутствовать.


Психодрама и метамодерн

Сейчас наступила эпоха метамодерна. В 2010 году два философа Т. Вермюлен и В. Аккер ввели в оборот это понятие, новейшей концепции, описывающей и объясняющей события и явления последнего десятилетия. Его основные признаки – это новая этика, просвещенная наивность, осцилляция, перформатизм, реконструкция, возрождение мифа и постирония.


Здесь я процитирую исследовательницу метамодернистской парадигмы Гусельцеву М. С. Она четко обозначила наблюдаемые сегодня феномены, с которыми нам нужно научиться жить и работать:


- новая искренность (преодолевающая идеологическую наивность модернизма, иронию и циничный скептицизм постмодернизма);


- новая рациональность (возврат к научной рациональности, учтя ее критику);


- постистория (осмысление и созидание, когда посредством иронии маркируются актуальные проблемы современности);


- прагматичный неоромантизм (предполагающий не путь от культуры полезности к культуре достоинства, а стремление продуктивно использовать две культуры);


- постправда (как принуждение субъекта к саморазвитию критического мышления);


- транспарентность и целый ряд состояний «транс-» — трансгендер, трансгрессия (растворение, преодоление границ), трансгуманизм (расширение психических и физических возможностей человека посредством научно-технических достижений).


Сейчас появляются материалы, представляющие исследования метамодернистских явлений в искусстве, науке, повседневной жизни. О психотерапии в этом ключе тоже есть информация. На сайте https://metamodernizm.ru есть статья «Основы метамодернистской психологии», которую можно взять за некоторый базис, чтобы рассмотреть психодраму через принципы новой концепции.


1. Человек – существо социальное, он может раскрыть себя только во взаимодействие с другими. Реализация человека в общественной жизни происходит сегодня через маломасштабные сетевые связи с единомышленниками. Такие «малые миры» выступают элементами современного единого мира. Я не сам по себе, я – это соединение и сопричастность с другими.


Многие психотерапевтические практики 20 века были направлены на индивидуализацию личности прежде всего (можем вспомнить хотя бы известную молитву Перлза). Психология 21 века стала обращать внимание не только на самоактуализацию и личностный рост, но и на социальное благополучие человека. Умение успешно контактировать с людьми, создавать сообщества своих сторонников, находить объединяющие идеи между их участниками несмотря на противоречия, видеть свои способы коммуникации в группах, искать эффективные приемы общения и донесения своих мыслей до других – все эти навыки крайне необходимы современному человеку для реализации себя и своих идей. Как в себе развить такие способности? Психодрама дает ответ – групповая терапия.


Я.Л. Морено, противопоставляя свой метод психоанализу, говорил, что человека стоит исследовать прежде всего в контексте межличностных отношений, где группа выступает как система этих взаимодействий. Человек вообще не должен рассматриваться как изолированный индивид – подобное рассмотрение возможно лишь как условность, неадекватная реалиям бытия. Он считал, что «самочувствие индивида, как и самочувствие всех людей все больше и больше будет определяться судьбой всего человечества, а судьба всего человечества все больше и больше будет зависеть от творческих и спонтанных интеракций людей в группах и групп между собой». Этот тезис как нельзя лучше отражает теоретическое обоснование психодрамы. Групповая терапия – один из элементов триединой системы метода. Психодрама изначально создавалась именно как групповая терапия, так как основатель метода видел колоссальную эффективность такого подхода в противовес классическим (личные беседы терапевта и клиента). Участник психодраматической группы получает два в одном: групповую терапию, где он слышит обратную связь на свои проявления, принимает поддержку других людей, анализирует свои симпатии и антипатии в реальных отношениях, пробует новые способы поведения, а еще индивидуальную терапию, потому что в такой группе он может сделать свою личную психодраматическую работу о собственных проблемах и сложностях. Поэтому психодрама как нельзя лучше отвечает на запрос современного общества: исследования себя через свои отношениях с другими для дальнейшего оздоровления и развития своей среды и мира в целом.


2. Отказ от рассмотрения человека как поля битвы мышления и эмоций, фокус на необходимости целостного восприятия личности, как существа, актуализирующего себя в поступках.


Психодрама является акциональным методом – методом действенного проигрывания событий, не ограничиваясь, как многие другие направления, рациональной проработкой психического материала. Сейчас мы наблюдаем переход от восприятия «человека как текста» (постмодерн), к восприятию «человека как перформанса» (метамодерн). Перформанс - это живое спонтанное действие, которое происходит в каждый момент человеческой жизни, если оно осмысленно, осознанно и видимо. Перформанс содержит в себе четыре элемента: время, место, тело художника и отношения художника и зрителей. Ничего не напоминает? В психодраме присутствует пять элементов: сцена, директор, протагонист, зрители и дополнительные «Я». Перформанс и психодрама не идентичны, но в психодраме всегда есть перформанс, то есть акт спонтанности протагониста. Выступлением художника и психотерапевтическая работа клиента соотносится через творческий акт, рождаемый в действии.


Действие – одно из основных понятий в психодраме вместе с креативностью и спонтанностью, признаками живой материи, способами человеческого проявления в мире. Теория спонтанности – одна из трех теоретических базисов в психодраме вместе с теорией ролей и социометрией. Спонтанность - некоторый энергетический импульс, определяющий направление и специфику возможного поведения, а также способность непосредственного следования этому импульсу. Она не накапливается и не сохраняется, она возникает, чтобы быть потраченной «здесь и сейчас». Спонтанность – катализатор креативности, понимаемой как действенное творческое отношение к бытию в различных его ипостасях.


В психодраме большое значение придается спонтанным и творческим проявлениям клиента. Адекватное спонтанное действие является признаком его душевного здоровья. Поэтому часть терапевтического процесса в психодраматической сессии направлено именно на развитие спонтанности протагониста: «У тебя есть одна минута, сделай то, чего тебе хочется сделать в этой сцене», «Скажи те слова, которые ты никогда не говорил, но очень хотел сказать», «Какой импульс рождается, покажи телом» и т.д. Через побуждение к спонтанному действию протагонист получает доступ к своему источнику творческого потенциала и жизненной энергии.


3. Создание личной идеологии из несоединимых и противоречивых концепций, которые внутри выстраиваются в логичную и понятную структуру.


Человек эпохи метамодерна создает свое мировоззрение, которое может опираться на множество идей, иногда относящимся к различным идеологиям: коммунизма и либертарианства, демократии и монархизма. Он может примыкать то к одним, то к другим общественным движениям и группам, не лицемеря или постоянно отказываясь от своих воззрений, а просто совмещая их в себе. В таком случае в кабинете психолога клиент может создавать свое пространство смыслов, сочетая несочетаемые парадигмы и идеи. Мы - сложные создания. Признавая свою глубину и противоречивость, клиент может из отдельных пазлов выткать свое полотно индивидуальной идеологии, опираясь на которую он может искать близких по духу и жить в согласии с собой в своей внутренней правде.


Основной потенциал психотерапии кроется в ее способности создавать и переписывать смыслы и значения текущего и прошлого опыта клиента и его представлений о себе. Благодаря этому она помогает избавляться от обслуживания неполезных, сковывающих идей и установок и раскрывать содержание собственных ценностей. Психодрама как метод здесь не уникальна, вспомним логотерапию, например. Но! Именно психодрама рассматривает жизненные проявления индивида через четыре уровня, выделяя отдельно трансцендентный, как необходимое условие здорового функционирования, а также имеет в своем арсенале отдельные техники для работы с ценностями.


Ролевая теория – одна из трех теоретических базисов в психодраме вместе с теорией спонтанности и социометрией. В соответствии с ней каждый из нас в отдельную единицу времен проживает определенную роль, функционируя одновременно на четырех уровнях: соматическом, то есть телесном, эмоционально-психологическом, то есть что-то чувствуя при этом, социальном, то есть в отношениях с кем-то или с чем-то и трансцендентном, то есть придавая смысл тому, что я делаю. Например, я – мать (социальный уровень), варю кашу (соматический), в тревоге «а вдруг будет не вкусно, все-таки новый рецепт» (психологический), любящая своего ребенка (трансцендентный). Без последнего уровня, без осознания значения своих действий мы теряем связь со смысловым содержание своей жизни: «я варю кашу для ребенка, но любви к нему чувствую, как мне с этим жить?». Такое происходит в моменты кризисов, травматических переживаний, в ситуациях горя и серьезных жизненных изменений: я теперь не знаю, как жить, ради чего?


Формирование и воссоздание трансцендентных смыслов – одно из направлений психодрамы. Есть отдельный вид такой работы – аксиодрама, драматизация, построенная на исследовании этических личных и социальных ценностей. Я могу посмотреть как во мне живут ценности движения вперед, открытия нового, непостоянства и стабильности, сохранения, остановки. А еще я могу поговорить с Богом или Вселенной, чтобы понять свое предназначение. Или как вариант – примерить на себя роль святого Павла в разыгрывании историй из Нового Завета, чтобы определить для себя, а что для меня значит мой атеизм. Все эти роли позволяют соприкоснутся со своими трансцендентными переживаниями, почувствовать себя не просто человеком, а космическим существом, тем, в ком живет божественная искра, именно так как говорил Я.Л. Морено.


4. Формирование способности одновременно воспринимать противоположные идеи и при этом сохранять активное и гармоничное функционирование психики.


Соединение несопоставимых мнений и направлений мыслей – крайне сложная задача для любого человека. Психодрама здесь дает много возможностей для диалога и понимания другого: обмен ролями, социодрама, техника встречи, социометрия и т.д. Одна из основных техник метода – это обмен ролями, она позволяет посмотреть на ситуацию и на себя глазами другого, что помогает расширению границ понимания себя и того, что происходит в отношениях. Во время обмена ролями протагонист временно принимает роль, отданную им вспомогательному «я», а вспомогательное «я» в это время играет роль протагониста. Техника дает возможность прожить чувства введенного персонажа «изнутри» и увидеть, благодаря вспомогательному «я», собственную реакцию на него.


Обмен ролями используется практически в каждой психодраматической сессии, будь то разговор с кем-то в моей реальной жизни (диалог с мамой по поводу воспитания моих детей), взаимодействие с людьми из прошлого (конфликт с моей учительницей), внутренними состояниями (я и моя тревога), ролевыми проявлениями (я – мать и я – подруга). Везде мы исследуем отношения между введенными в сцену фигурами с помощью обменами ролями. Эта техника позволяет не только увидеть себя через чей-то взгляд , но и понять, что он чувствует во взаимодействии со мной. Войдя в роль другого, я получаю возможность ненадолго узнать иной мир, прожить небольшую жизнь в моменте и получить доступ к чужим и не всегда приемлемым для меня представлениям и мнениям. Такое проникновение в пространство другого позволяет мне расширить свое мировоззрение, проникнуться новыми идеями, понять мотивы и причины поступков других. Мне не обязательно противопоставлять несоединимые концепции и жить по принципу «или»/«или», я могу раздвинуть свое пространство смыслов и включить в себя и то, и другое.


5. Осуществляя постоянное движение между модерном и постмодерном, психология метамодерна не отрицает предыдущие эпохи, она колеблется между ними, вбирая в себя их постулаты и не отрицая их.


Невозможно сейчас служить одной глобальной идее, как это было в модерне, например, «человеком движет бессознательное», как считает психоанализ и самое лучшее, что он может сделать – сублимировать свои агрессивные и сексуальные влечения в творчество или «человеческое поведение – это реакция на стимул», как говорят в бихевиоризме, поэтому давайте не будем лезть к нему в голову, все равно ничего не поймем. Также бессмысленно постоянно деконструировать различные идеи, как происходит в постмодерне. В этой парадигме нет «объективного смысла», как нет и «объективной реальности», есть только моя интерпретация происходящего. Такая позиция лишает нас хоть какой-то опоры, потому что любая моя концепция может стать всего лишь очередным «социальным конструктом».


Будущее психотерапии в соединении принципов одной и другой доктрин. Психолог, опираясь на метамодернистскую парадигму, сочетает в своей работе однозначность модерна (например, «Вы находитесь в депрессии, протокол ее лечения такой-то») и неопределенность постмодерна («Что для Вас значит, что Вы в депрессии? Как на Вас влияет этот диагноз?»). Важно называть вещи своими именами, особенно если клиент сам на такое по каким-то причинам не способен: не видит, привык, не замечает. Насилие – это насилие, инцест – это инцест, психоз – это психоз и т.д. Дальше в обозначенных рамках можно работать в постмодернистской философии, исследуя переживания клиента, его идеи, ценности и желания. Тогда клиент может опираться на реальность и как-то относится к ней: горевать, злиться, бояться, радоваться, а потом уже делать что-то с тем, что он увидел и назвал. Здесь рамки модернистской концепции помогают удерживаться в границах реальности, а постмодернистская философия дает простор для живого терапевтического процесса.


Психодраматические техники и сам алгоритм построения терапевтической сессии сугубо модернистский, как я уже писала выше. Опираясь на терапевтический инструментарий (построение сцены, введение в роль, выход в зеркало и т.д.), директор как раз и создает рамку, в границах которой мы можем интерпретировать, фантазировать, раскрываться, исследовать. Структура создает ясную и понятную форму, тот самый контейнер, без которого невозможно выстраивание безопасного пространства для терапии. Поэтому в любом методе рамка присутствует, даже если ее не признают и не желают видеть: время сессии, периодичность встреч, оплата, правила терапии и т.д.


В психодраме же плюс к привычным условиям работы добавляется сам метод с его модернистскими структурами: во-первых, структурой самой сессии, то есть разогрев, действие, шеринг, а во-вторых, структурой психодраматического действия, то есть doing, undoing, redoing, а еще и техниками (обмен ролями, зеркало, дублирование и т.д.) Так в психодраме образуется «двойная рамка»: рамка терапевтических отношений и рамка самого метода. Удивительно, но как раз такая форма создает пространство для кардинальных трансформаций и исцеления. Недаром психодраму называют одним из самых глубоких и при этом экологичных методов психотерапии. «Двойная рамка» позволяет попасть в свой внутренний мир достаточно быстро, но при этом тотально и с полным погружением. Нужно только построить сцену и оживить ее. В ней я увижу свою реальность в ее истинном свете через проигрывание тех отношений, которые там проявятся. Вспоминаю свою первую психодраму: как только я поставила всех персонажей на сцене, то были члены моей семьи, и встала в свою роль, я начала плакать, говоря о сильнейшем чувству вины, которое во мне тогда было.


В такой «двойной» рамке нужно быть особенно внимательным к клиенту. Если директор возьмет из обучения методу только внешние структуры без внутреннего содержания, то получится крайне догматичный продукт без представлений о встрече, спонтанности, креативности, божественной искре и других философских идей Я.Л. Морено.


Соединение психодрамы и метамодернисткой психологии

Психодрама, несмотря на свой изначальный модернистский подход может наполнять себя постмодернистскими принципами и таким образом становится метамодернистской психологией, совмещая в себе определенность модерна и свободу постмодерна.


Во-первых, через развитие личности самого психодраматерапевта. Я как директор могу сдерживать догматичность и экспертность своей позиции, стараться быть внимательным и бережным к своим клиентам, экологично сопровождать их в исследовании себя, не продавливать свои идеи и свято чтить принципы этического кодекса и гуманистической психологии. Нам никогда не стоит забывать о силе своего влияния на протагонистов, даже если нам кажется, что она минимальна. Это воздействие есть, вопрос только в осознании его наличия и о степени возможного вмешательства в уникальный процесс клиента.


Во-вторых, через развитие спонтанности протагонистов. В наших силах возможно создать в группе или в индивидуальных сессиях пространство для творческого самовыражения наших клиентов. Мы можем включать в работу тело: «Покажи всем телом, как ты это чувствуешь», голос: «Скажи без слов, просто позвучи», движение: «Как тебе хочется двигаться сейчас?». Можем рисовать, танцевать, петь, играть. Можем пробовать разные роли и новые способы взаимодействия с миром.


В-третьих, через развитие отношений между терапевтом и клиентом в индивидуальной работе или участниками группы между собой в групповой терапии. Я. Л. Морено выделил три типа отношений в терапии: перенос, то есть проективное восприятие другого, эмпатию, то есть вчувствование в другого и воображаемое принятие его роли и теле, то есть «Встреча» людей, их взаимосплетение, одновременное преодоление разделяющих психологических пространств. Психодрама – это приглашение к такой «Встрече». Под ней понимается особое сосуществование людей, глубокое взаимопроникновение экзистенциальных пространств, в котором возникает «Мы», приближающее к Богу. «Теле» означает «взаимовчувствование», то есть процесс той самой Встречи. Поэтому так важно исследовать отношения в терапевтическом процессе: Что я чувствую по отношению к терапевту? Что мне кажется он чувствует ко мне? Кого я вижу в своем клиенте? Почему мне так страшно раскрываться на группе? Кого мне напоминает этот участник? Мне кажется или меня отвергают/не любят/избегают? Ответы на эти вопросы приближают реальную «Встречу» и дают нам шанс увидеть друг друга настоящими.


Как мне видится, новая стратегия психологической науки отлично вписывается в теорию и практику психодрамы. В горячо любимом мною методе есть большой потенциал для соединения философских идей и эффективных практик Я.Л. Морено с метамодернистскими стратегиями развития нашего мира, отражающими современные вызовы, стоящими перед обществом и гуманитарным знанием.


Список использованной литературы:


Гусельцева М.С. Метамодернизм в психологии: новые методологические стратегии и изменения субъективности. Вестник Санкт-Петербургского Университета. Психология. Т.8, Вып.4, 2018.


Гриншпун И.Б. Идеи Джекоба Леви Морено в контексте развития западноевропейской и североамериканской психологии ХХ столетия. – М.: ФГБОУ ВО МГППУ, 2021


Гребенюк А. А. Теоретико-методологические основы метамодернистской психологии // Фундаментальные и прикладные научные исследования: актуальные вопросы, достижения и инновации: сборник статей III Международной научно-практической конференции / Под общ. Ред. Г.Ю. Гуляева – Пенза: «Наука и Просвещение». – 2017.


Гройсман А. Л., Горбатюк Г.О. Психодраматическая модель творчества по Морено. Акмеология № 3, 2002.

Статьи Ольги
Последние статьи Ольги
Архив