Философия старости и старения

 

 

 

В течении второй половины двадцатого века и начала двадцать первого человечество столкнулось со значительным увеличением продолжительности  жизни населения по сравнению с предыдущими столетиями. Это связано с улучшением качества медицинского обслуживания, повышением уровня  жизни, снижением количества социальных проблем  и другими факторами.

 

В настоящее время социально-демографическая структура российского общества характеризуется постепенным увеличением количества пожилых людей. Тенденция старения населения наблюдается во многих развитых странах мира. По данным ООН, в 1950 году в мире было 214 млн. человек старше 60 лет, к 2025 году прогнозы обещают 1100 млн. Численность пожилых за этот период увеличится в 5 раз, а население планеты возрастет лишь в 3 раза. Эти цифры говорят о выраженной тенденции старения населения.

 

Согласно международным критериям, население страны считается старым, если численность лиц в возрасте 65 лет и старше превышает 7%, а в возрасте 60 лет и старше – 12%. В настоящее время около 14% жителей нашей страны находятся в возрасте 65 лет и старше, а численность 60-летних и старше составляет более 20% от общей численности населения. На начало 2004 г. каждый пятый житель России находился в пенсионном возрасте (29,3 млн. человек).

 

Пожилой возраст – один из самых сложных периодов жизненного пути человека. Именно в этом возрасте происходит серьёзная трансформация личности. В научной литературе все больше утверждается точка зрения, в соответствии с которой процесс старения рассматривается  не как угасание и регресс, а как дальнейшее развитие человека, его продолжающееся становление.

 

Основной задачей этого возраста является принятие человеком своего жизненного пути таким, каким он был и есть, и свое окружение, и многое другое. Для осуществления этих задач пожилой человек должен сохранить свою идентичность, что предполагает его психологическую зрелость и сохранение активной жизненной позиции после выхода на пенсию. Именно устойчивая «Я – концепция» дает возможность стареющим людям лучше адаптироваться к внешнему окружению,  принять свои физиологические изменения, смириться с неизбежностью смерти.

 

Личность пожилого человека, его самооценка, эмоциональное состояние, жизненные цели и ориентиры не полностью исследованы современной наукой. Понимание сущности процесса старения имеет колоссальную важность и ценность, поскольку без знания закономерностей развития человека в пожилом возрасте невозможно целостно охватить процесс развития личности на всем жизненном пути.

 

Процесс старения населения в России проходит на фоне изменения образа жизни пожилых людей, сопровождающегося формированием новых ценностных ориентаций и установок в общественном сознании. Значительное изменение мировоззрения и социального окружения нарушает идентичность пожилых людей, дестабилизирует их психическое состояние, снижает уровень социально-психологической адаптации. Картина общества, предстающая перед человеком не имеет стабильности, причем неопределенным видится не только будущее, но и прошлое. Это дезорганизует пожилых людей, не позволяет им адекватно оценить свою жизнь, осознать ее как достойную, прожитую не зря.

 

Философское осмысление старости и старения становится актуальным  в условиях глобальных и масштабных перемен социально-демографического характера. Глобализация поднимает на наднациональный уровень вопросы социальной сферы и социальной политики и требует привлечения внимания мирового сообщества к решению проблемы старения населения.

 

Рассмотрение феноменов старости и старения в философско-историческом контексте позволяет понять каким образом развивались представления об этих вопросах в различные периоды истории человечества, как менялись взгляды мыслителей и философов на старость и старение в зависимости от социально-экономической, культурологической, политической ситуации в обществе.

 

Знание о том, как соотносились категории «старость и мудрость», «старость и власть», «старость и смерть», «старость и авторитет», «старость и духовность», «старость и молодость» в разных обществах и эпохах, позволяет современным людям составить наиболее полное представление об этих вопросах в их развитии, выработать свое отношение к старению и старости и , возможно, ответить для себя на вопрос – как решить основные задачи этого возраста наиболее целостно и целесообразно, в соответствии со своими смыслами, идеалами и ценностями.

 

Взгляды на феномены старости и старения неоднократно менялись на

протяжении всей истории человечества. Каждая цивилизация прошлого порождала свое собственное отношение к этому возрастному периоду жизни человека.

 

Взгляды мыслителей древности на старость и старение

 

Античные взгляды на старость представлены в трудах Платона, Аристотеля, Лукреция, Цицерона, Сенеки и прочих. Можно выделить две группы представлений о старости среди античных философов: идеалистические, которые отдают первенство душе по отношению к телу и материалистические, допускающие существование души, но которая тождественна телу.

 

Среди представителей первого направления наиболее известным является Платон. Для Платона старость – это период совершенства. Только достигнув пожилого возраста человек может обрести духовную зрелость, мудрость, внутреннюю свободу. У Платона старость олицетворяет благоразумие, справедливость, умеренность, сохранение традиций и законов. В идеальном государстве Платона правителями должны быть обладающие мудростью и зрелым жизненным опытом старцы. Для этого философа характерно разграничение понятий «болезнь» и «старость». Для Платона старость и последующая смерть являются естественным развитием души, которая освобождается от телесной оболочки и оправляется в близкий ей идеальный мир.

 

В отличии от Платона Лукреций считает, что после смерти человек и его душа растворяются без остатка. Он не верит в переселение душ, в последующую жизнь после смерти, и в связи с этим призывает бороться со страхом смерти, заглушая свои чувства и эмоции с помощью разума.

 

Для Аристотеля старость – время инволюции, разрушения, упадка физических и умственных сил, потери духовных способностей. Для него понятия «болезнь» и «старость» во многом тождественны. Болезнь – это преждевременная старость, а старость – естественно протекающая болезнь. Аристотель пишет, что старики «...более живут воспоминаниями, чем надеждой, потому что для них остающаяся часть жизни коротка, а прошедшая - длинна, а надежда относится к будущему, воспоминания же к прошедшему».      

 

 

Эпикур и Сенека по-своему отвечали на вопрос о смысле жизни человека в старости.  Для них, высшее благо и самоудовлетворение в старости – философия. Для Эпикура удовольствие – основа жизни, «первое и прирожденное благо», вокруг которого вращаются все человеческие стремления, цели и желания. Под наслаждением, удовольствием Эпикур понимал «не удовольствия распутников и не удовольствия, заключающиеся в чувственном наслаждении…», а «свободу от телесных страданий и душевных тревог». Философия – единственный путь для достижения блаженства, «атараксии», счастливой равнодушной отрешенности. Она позволяет подняться над временным и суетным, помогает избавиться от страха смерти и принять конечность своего существования. Идею бессмертия души Эпикур отвергал и считал ее неполезной и даже вредной. Эпикур говорит: «Пусть никто в молодости не откладывает занятия философией, а в старости не устает заниматься философией; ведь никто не бывает ни недозрелым, ни перезрелым для здоровья души».

 

Сенека делит жизнь человека на 4 периода – младенчество, детство, отрочество, старость. Старость – возраст физической немощи, но не душевной,  «гнет возраста чувствует только тело, а не душа, и состарились одни лишь пороки и то, что им способствует». В письмах к Луцилию Сенека утверждает, что старость – время расцвета души, так как ей «уже почти не приходится иметь дело с плотью; большую часть своего бремени она сбросила и теперь ликует». Основная нравственная цель человеческой жизни по мнению Сенеки – достижение добродетели через усовершенствование своей природы с помощью разумного суждения и знания, «логоса». Именно занятия философией дают возможность подготовится к смерти и мужественно принять свою кончину. Путь человеческой жизни должен измеряться внутренней глубиной достигнутого блага, добродетели, а не внешними свершениями и достижениями.

 

Классическим античным трудом по философии старости считается трактат римского философа Цицерона «О старости». Сделанные им наблюдения и выводы актуально звучат и для сегодняшней действительности. Чем пугает нас старость? По мнению Цицерона есть 4 причины, которые могут на первый взгляд делать старость жалкой: 1) старость препятствует деятельности, 2) старость ослабляет тело, 3) старость лишает нас всех наслаждений, 4) старость приближает нас к смерти. Цицерон последовательно опровергает все вышеуказанные аргументы.

         

Во-первых, мудрость, здравый смысл и жизненный опыт дают старикам возможность принимать верные взвешенные решения, сохранять устойчивость и стабильность в обществе, воспитывать и обучать молодежь. "...Старость не только пребывает в бездеятельности и праздности, но даже трудоспособна, и всегда что-нибудь совершает и чем-то занята".

 

Во-вторых, для того, чтобы в старости сохранить здоровое тело, необходимо с молодости относится к нему с заботой, а также выполнять упражнениям, умеренно питаться. По мнению Цицерона, этого достаточно, чтобы поддержать какие-то силы в теле пожилых, большого количества энергии старикам не требуется, их возрасту больше подходит «строгость правил» и «умудренность», а не пылкость юношей.

 

В-третьих, старость не ищет плотских наслаждений, ее радости скромнее, но возвышеннее: удовольствие от философских размышлений и интеллектуальных бесед, радость от осознания своего авторитета в обществе. Цицерон благодарен старости за то, что «она усилила жадность к беседе, а жадность к питью и еде уничтожила». Философ против праздной старости, одно из достоинств старости – большое количество свободного времени, которое следует проводит с пользой: заниматься садоводством, писать мемуары, заниматься творческой деятельностью, общаться с близкими.

 

 В-четвертых, к старости человек становится мужественнее и сильнее молодого, так как он преодолевает свой возраст и презирает смерть. «И в этом состоянии люди полнокровно живут, пока могут творить и вершить дела, связанные с исполнением их долга…». Сопротивляться страху смерти человеку помогают силы собственной души, осознание своего нравственного долга. Цицерон верит в бессмертие человеческой души и эта вера делает старость легкой и приятной.

 

Осмысление вопросов старости и старения занимало не последнее место в религиозно-философских учениях древнего Востока.         

 

 

Буддизм – древнейшая из мировых религий, основателем которой был индийский принц Сиддхартха Гаутама. Он проповедал, что никто в мире не может противостоять болезням, старости и смерти, что тело подвержено изменениям и является причиной человеческих страданий. Чтобы преодолеть жизненные страдания необходимо ограничить жажду собственных желаний. Только через аскетизм возможно обрести вечность и счастье. Нирвана – это состояние блаженства, постичь которое возможно только через отказ от суетных и призрачных материальных потребностей, через постижение смысла вечных ценностей, через сочувствие и помощь другим. В буддийских религиозных текстах содержится множество примеров праведного жизненного пути, когда человек, признав факт неизбежности  своего старения и смерти, осознав бренность тела, становился монахом, достигал просветления и становился архатом, буддистским святым.

 

Известным религиозно-философским учением древнего Востока наряду с буддизмом является конфуцианство. Центральное место в учении Конфуция занимает идея о добродетелях, которые установлены Небом и исполнение которых гарантирует правильную и счастливую жизнь. Прежде всего, это добродетели «ди» – уважение к старшим и «сяо» – сыновья почтительность. Именно эти добродетели дают возможность наиболее эффективно управлять государством, потому что государство – это одна большая семья. Конфуций призывал почитать пожилых людей в семье и настаивал на создании особого культа предков. Он предлагал каждой семье иметь свой домашний храм, где должны находится таблички, которые символизируют предков. В этом храме приносились жертвы во имя прародителей и совершались другие религиозные обряды.

Конфуций считал, что в старости человек становится мудрым, и именно это качество защищает его от неверных суждений. Он призывает стариков не боятся смерти, следовать своим убеждениям и жить в покое.

 

Представления о старости и старении в средние века

 

Мыслители Средневековья продолжили исследование вопросов старости и старения, но область изучения этой темы была переведена в теологическую плоскость. Эта эпоха обозначила не существовавшее ранее противоречие между земным и небесным, между мирским и божественным, между праведным и греховным. В представлении христианства наш мир был сотворен по воле Бога и также по его Воле будет уничтожен. Человеческая же душа – бессмертна и только праведный земной путь может приблизить ее к вечному райскому блаженству. Спасение души становится для средневекового человека делом первостепенной важности.  Эсхатология христианской доктрины проникает в индивидуальную историю личности.

 

Григорий Нисский в своих трудах доказывал, что после конца мира не будет смерти, старости, болезней, человек будет подобен Богу. Для этого необходимо при жизни соблюдать христианские заповеди. Старость способствует приближению к Богу через естественное ослабление плотских желаний. Жизнь земная – всего лишь подготовка к жизни истинной, настоящей, вечной.

 

Аврелий Августин выделял шесть периодов в истории общества по аналогии с днями творения мира Богом: первый – с Адама и Евы до мирового потопа, второй – от потопа до Авраама, третий – от Авраама до Давида, четвертый – от Давида до вавилонского пленения, пятый – от пленения до рождества Христова и шестой – от Христа до конца света. Эти периоды он сопоставлял с жизненными циклами отдельного человека: младенчество, детство, отрочество, юность, зрелость и старость. Старость по мнению Августина – это время для постижения Бога, период успокоения, который приходит  «после трудов мужеского возраста». Последний этап жизни отдельного человека таким образом связывается с аналогичным этапом истории всего общества – торжеством христианской веры, страшным судом и концом существующего мира.

 

Августин выделяет два способа жизни – путь греха и путь праведности. В первом случае жизнь человека «живущего по телу», привязанного к земным, суетным ценностям, приводит его душу к окончательной смерти. Старость такого человека – «возраст наиболее дряхлый, наиболее подверженный болезням и слабый». Во втором случае описывается вариант жизни «нового» человека, «духовного и небесного». Его периодизация жизни насчитывает семь возрастов, «соответствующие не количеству лет, а внутреннему преуспеванию». Эти возраста представляют собой постепенное развитие человека через умерщвление плоти, укрепление духа, взращивание собственной мудрости и следование небесным законам, что в конечном итоге приводит его душу к вечной жизни. Три последних возраста связаны с постижением зрелой мудрости: «пятый — период мирный и во всех отношениях покойный, когда человек живет в богатстве и изобилии неизменяемого царства высшей и неизреченной мудрости; шестой — время всестороннего изменения для вечной жизни, когда человек, вполне забывая о временной жизни, переходит в форму совершенную, созданную по образу и подобию Божию; седьмой — уже вечный покой и вечное блаженство, не различаемое никакими возрастами». 

 

 

Английский философ Роджер Бэкон изучал причины старения и способы продления жизни. По его мнению существуют две причины преждевременного старения. Первая – неправильный образ жизни, а вторая – неправедность, отрицание нравственности. Негативное влияние этих факторов накапливается и передается по наследству, вот почему каждое поколение людей живет все меньше и меньше, а ведь продолжительность жизни библейских патриархов была гораздо больше ныне живущих. 

 

По мнению ученого спасение души каждого христианина тесно связано с открытиями в науке. Он считал, что использование алхимии для нахождения эликсира жизни крайне важно при христианском воскресении, так как тела праведников с помощью эликсира будут приведены в совершенное состояние, а тела грешников останутся несовершенными, что будет создавать им дополнительные мучения в аду.

 

Образы старости в эпоху Возрождения

 

Если в Средние века философские искания были направлены на изучение Бога, как высшей, недостижимо совершенной и единственно достойной внимания реальности, то в эпоху Возрождения происходит секуляризация философского знания и место Бога занимает человек, основной целью научных изысканий становится постижение человеческой природы.  Земная, мирская реальность становится важнее будущей вечной жизни, вера в Бога сменяется верой в собственные силы и возможности. Твори себя сам, наслаждайся жизнью, стремись к славе – говорит эта эпоха словами ее самых известных представителей. «Да здравствуют верные и постоянные наслаждения в любом возрасте и для любого пола!" – провозглашает Лоренца Балла, итальянский философ-гуманист, продолжатель идей эпикурейства. «Ты сам, свободный и славный мастер, сформировал себя в образе, который ты предпочтешь» – говорит Бог человеку в произведениях Джованни Пико делла Мирандола.

 

По мнению российского философа Рыбаковой Н.А. в эту эпоху формируется новый тип старости – «духовно-эстетический», соединяющий с помощью творчества идею телесного, «ориентированного  на имманентное бытие» и идею личностного, «устремленной в трансцендентную сферу». Но этот тип старости не сложился в законченный образ и не получил развития в последующие эпохи из-за своей невостребованности.

 

Идея духовно-эстетического старения ярко выражена в творчестве Петрарки и Микеланджело.  Петрарка в своих произведениях много рассуждает о суетности человеческих стремлений, о неотвратимости смерти, о мужестве перед неизбежным увяданием: «Я знаю, что поднимаюсь, чтоб опуститься, расцветаю, чтоб увянуть, мужаю,  чтоб состариться, живу, чтоб умереть.»        

 

 

По мнению мыслителя возможен только один способ справиться с неизбежностью смерти и прожить праведную жизнь – «настроить душу на любовь к концу», но «такого способны достичь только исполнившие все  то, ради чего главным образом и хотели  жить». Старость для него – это возможность духовной эволюции, зрелости души, которая выстраивается в течении всей жизни человека. В своих письмах, будучи уже в пожилом возрасте, Петрарка страстно призывает жить наполненной , «завершенной» жизнью, использовать отпущенное время по максимуму, трудиться, творить, не тратить впустую свои силы на «влекущие хотения», коих «невозможно утолить».

 

Микеланджело до старости лет сохранял творческую активность и в своих стихах выражает свое отношение к этому возрасту:

«Глупец лишь утверждает,

Что старость отжила свой век и вздорна.

Да разве знаться с мудростью зазорно?

Коль разуму покорна,

Душа стремится к истине всегда,

Соразмеряя силы и года.»

 

Его способ продлить себя в вечности – это создание бессмертных творений, в которых он представляет себя, открывая перед потомками свою истину, наполняя собой свои произведения:

«Коль в изваяньи жизнь забьет ключом,

Бессмертны станут мастер и творенье».

 

Мишель Монтень, французский философ, в своих трудах представляет старость, как «могущественную болезнь», с которой необходимо бороться с помощью самообразования, занятий мыслительной деятельностью. Мыслитель призывает «выпрямить и поднять» душу для того, «чтобы ей было под силу единоборство» со старостью, так как «скрюченное и согбенное тело не в состоянии выдержать тяжелую ношу» ожидания смерти.

 

Философ предлагает радоваться каждому прожитому дню, находить смысл в повседневном существовании, не поддаваться угрюмости и печали.  «Старость налагает морщины не только на наши лица, но в еще большей мере на наши умы, и что-то не видно душ — или они встречаются крайне редко, — которые, старясь, не отдавали бы плесенью и кислятиной» — говорит Монтень.

           

Идея старости в Новое время

 

Эпоха нового времени продолжила идеи Возрождения. Вера в разум  человека, в его способности подчинить себе природу, увеличение значимости науки, примат идей прогресса и эволюции – все это повлияло и на представление о старости в умах людей этого периода. Человеческая жизнь начинает пониматься через ее практическую пользу и рациональное обоснование.

 

Френсис Бэкон, отец научной геронтологии, рассматривает старость с научно-прикладной точки зрения. Он прогнозирует возможное создание науки, которая будет заниматься вопросами продления жизни, обозначает пути исследования проблем долголетия, дает рекомендации, которые способствуют увеличению продолжительности жизни.

 

В своих трудах он сравнивает особенности молодого и старческого возраста, выделяя достоинства и недостатки каждого, и предлагает для лучшего ведения дел сочетать ресурсы обоих возрастов. «Молодые могут учиться, пока еще работают пожилые люди; и наконец, такое сочетание было бы хорошо для внешних связей, ибо старики пользуются авторитетом, а молодежь — любовью и популярностью. Однако, что касается моральной стороны, то здесь, пожалуй, предпочтение будет отдано молодежи, старость же будет играть роль в политической стороне дела.»

 

Такая же прагматическая точка зрения на старость характерна и для Томаса Гоббса. Он сравнивает человека с вещами, у которых есть своя ценность  и стоимость, зависящая от силы, общественной необходимости и возможной пользы, старики «подобны движущимся телам, которые движутся тем более быстро, чем более продолжительное время находятся в движении». При таком подходе к человеческой жизни старость теряет свой экзистенциальный и сакральный смысл и рассматривается исключительно с утилитарных позиций. В связи с этим он благосклонно относится к людям, которые копят материальные и денежные ресурсы для обеспечения себя в старческом возрасте.

         

 

Немецкий философ Иммануил Кант считает старость возрастом мудрости, в котором видны все глупости предыдущих возрастов. «Жаль, что приходится умирать тогда, когда мы только поняли, как следовало бы жить по-настоящему хорошо!» — восклицает философ. Мудрость приходит не ко всем к этом возрасте, так как для большинства «привязанность к жизни становится тем сильнее, чем меньшую ценность жизнь имеет в деятельности и наслаждении».

 

В своей работе «Вопрос о том, стареет ли Земля с физической точки зрения?» указывает на особенность пожилых людей отмечать в окружающей действительности признаки увядания и старения, так как им сложно представить, что после их смерти жизнь будет продолжаться без их участия, «не хотят  согласиться с тем, что и после их смерти в мире все может обстоять так  же прекрасно, как и до их рождения».. И они убеждают себя в старении природы, чтобы «не жалко было расставаться с  миром, который и сам уже близок к своей гибели». В этой же работе И. Кант исследуя старение Земли, приходит к следующим выводам: во-первых, старение – это особенность живой природы, во-вторых, все возрастные изменения – взросление, созревание, старение, –  это видимые составляющие одного и того же механизма, в-третьих, старение может быть неоднородным.

 

И. Кант предлагает в старости заниматься философией и прочей умственной деятельностью, эти занятия дают силы, продлевают жизнь, компенсирует физическую немощь, дают радость и наслаждение. Что касается творческого потенциала, то мыслитель считал, что «в старости поэтическая способность иссякает», так как в пожилом возрасте утрачивается «легкость мышления», оригинальность и новизна восприятия. С этой точкой зрения невозможно согласится, так как в истории достаточно примеров творческого долголетия – Лев Толстой, Микеланджело, Рембрандт и другие.

 

Артур Шопенгауэр, немецкий мыслитель, сравнивает каждый прожитый день с человеческой жизнью, где пробуждение – это рождение, а засыпание - смерть: «Утро - это юность дня; утром все ясно, свежо и легко: мы чувствуем свои силы и располагаем всеми способностями. На него надо смотреть как на квинтэссенцию жизни и некоторым образом считать священным. Вечер, напротив - это старость дня. Вечером мы утомлены, болтливы и легкомысленны.» В своих трудах он описывает относительность восприятия времени в разных возрастах, утверждая, что течение жизни «имеет ускоряющееся движение подобно катящемуся вниз шару», а причиной этого он считает уменьшение осознанности восприятия окружающего мира. Это приводит к тому, что в старости человек живет лишь наполовину, «бессознательно», существуя по инерции, не воспринимая информацию из вне, так как новизна впечатлений, характерная детству и молодости, постепенно утрачивается.

 

 А. Шопенгауэр противопоставляет старость и молодость, выделяя в каждом возрасте свои особенности. Старость для него – это время «труда и деятельности», период размышления и философствования.  «Лишь старый человек может иметь полное и правильное представление о жизни, так как он обозревает ее во всей полноте, видит естественность ее течения и, что особенно важно, не только, как другие, сторону входа, но и выхода, благодаря чему он в совершенстве уясняет себе ее ничтожество…».

 

Карл Маркс и Фридрих Энгельс изучали социальные причины патологического и естественного старения. В капиталистическом обществе, где ценность человека рассматривается только через его возможность работать и приносить прибыль работодателю, огромное количество людей не доживает до естественной старости из-за голода, болезней, отсутствия элементарных бытовых условий. При буржуазном способе производства та часть общества, которая владеет средствами производства, выживает за счет жизни и здоровья другой части общества. В отсутствии частной собственности отношения между людьми изменяться, каждый сможет приносить пользу для всех соразмерно своим способностям. И в таком социуме старение становится естественным продолжением созидательного труда и примером социально-духовного долголетия.

 

Старение в 20-21 веке: невроз молодости

 

В 20 веке произошла революция долголетия, человеческая жизнь в среднем увеличилась по разным оценкам на 20-30 лет благодаря развитию медицинских технологий и росту качества жизни. Средний возраст по данным ВОЗ - это 45-59 лет, всего лишь 100 лет назад основная часть населения нашей планеты даже не доживала до этих цифр.      

   

 

Результатом этих и других глобальных изменений стал "невроз молодости", то есть процесс неприятия своего старения и смерти. По мнению французского философа Ф. Арьеса нынешнее общество ведет себя так, будто бы смерти не существует, оно вытесняет ее из коллективного сознания, он назвал этот этап развития представлений о смерти как "Смерть перевернутая" (Ф. Арьес, 1992).

 

Молодость возводится в культ, современный успешный человек , независимо от пола, должен хорошо (то есть молодо) выглядеть, быть здоровым, спортивным, позитивным, сексуально активным, не торопиться обременять себя семьей и детьми, этакий вечный тинейджер, не собирающийся стареть и уж тем более умирать. Погоня за ускользающей юностью стала целой индустрией по борьбе с морщинами, лишним весом, целлюлитом и прочими атрибутами немолодого тела. 

 

Кроме этого, в обществе существует масса стереотипов, касающихся жизни человека в старости. Жизнь пожилых людей рассматривается как деградация, постепенное угасание, не приносящее никакой пользы обществу. Эти представления, к сожалению, поддерживаются средствами массовой информации, культурной традицией, социальным окружением. (Краснова О.В., 2005) Многие пожилые люди сталкиваются с негативными предубеждениями в отношении себя, что отрицательно сказывается на их самооценке, на представлениях о самих себе и о своем месте в обществе. (Анцыферова Л.И., 1994)

 

Стереотипы в отношении лиц, достигших позднего возраста, заметно влияют и на научные концепции, касающихся этого этапа жизни. Так, в некоторых учебных пособиях предлагается негативная геронтологическая версия, представляющая старение по модели "лавинообразного сбоя систем организма". (Яцемирская Р. С, Беленькая И. Г., 1999)

 

К сожалению, в нашей стране положение стариков оставляет желать лучшего: мизерные пенсии, неудовлетворительное медицинское обеспечение, отсутствие социального обслуживания в сельской местности и малых городах и т.д. По данным опроса ФОМ в 2005 году большинство респондентов (70%) согласились с тем, что старость – это период жизни, в котором нет никаких преимуществ. И именно старшая возрастная группа (от 55 лет и старше) чаще всего выбирала такой ответ – 78%, среди молодых (от 18-35 лет) этот процент меньше – 62%. С представлением о старости как о периоде, в котором есть свои преимущества, как и в любом другом возрасте, согласились 26 % молодых людей и лишь 13% пожилых. Как видно из этих данных, само старшее поколение оценивает свою жизнь в старости негативно. (Н.В. Веселкова, 2008)

         

По мнению Красновой О.В. и Лидерса А.Г. эйджизм как социальное явление прежде всего отражает интересы и предпочтения трудоспособного населения.  (Краснова О.В., Лидерс А.Г., 2002) Сами же пожилые люди, вопреки распространенным заблуждениям , готовы включаться в жизнь общества и занимать более заметную позицию в нем.

 

Каждый период жизни имеет свою ценность, свой смысл и свою цель. И в последние десятилетия в научных кругах появляется все больше исследований по изучению старости и старения с филосовских, социально-психологических позиций. Исследуются феномен мудрости, типы конструктивного старения, благополучное старение, эмоциональная селективность в этом возрасте и т.д. Общество постепенно приспосабливается к глобальной тенденции увеличения продолжительности жизни, пересматривает свои установки в отношении возраста вообще и возможностям пожилого и старческого возраста. 

 

Заключение

 

Рассмотрение вопросов старости и старения показывает многомерность и многоплановость этой темы, которую стоит изучать с психологических, социальных, культурологических, философских и прочих позиций.   Представленная работа показывает возможности исследования проблем пожилого возраста в философско-историческом контексте. Через этот контекст представляется взаимосвязь таких фундаментальных понятий, как жизнь и смерть, молодость и старость, душа и тело, человек и общество, наука и вера.

 

Старость – это феномен, смысл которого можно понять только через систему ценностей, жизненных ориентаций, социальных установок, господствующих социально-экономических условий, присущих конкретной исторической эпохе. Прослеживая развитие философских взглядов на старость можно увидеть, как менялось отношение к этому возрасту на протяжение всей человеческой истории – от поклонения и сакрализации до пренебрежения и утилитарного использования. Эти знания помогают современному обществу лучше понять и осмыслит феномены старости и старения. Увидеть их не только как биологическое угасание, но и как время постижения экзистенциальных смыслов, возраст мудрости и духовного совершенствования.

 

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

 

1. Августин Блаженный. Сочинения. М.: Эксмо, 2006.

 

2. Анцыферова Л.И. Новые стадии поздней жизни: время теплой осени или суровой зимы? // Психологический журнал, 1994, Т. 15. № 3. С. 99 -105.

 

3. Аристотель. Этика. Политика. Риторика. Поэтика. Категории. Минск: Литература, 1998.

 

4. Арьес Ф. Человек перед лицом смерти. М.: Прогресс — Прогресс-Академия, 1992.

 

5. Бэкон Ф. Опыты, или наставления нравственные и политические . Сочинения в двух томах. – Т.2. – М., 1978.

 

6.  Веселкова Н.В. Есть ли альтернатива эйджисткому конструированию старения? 2008 (Электронный ресурс Медицинской академии УГМА http://do.teleclinica.ru/184408/)

 

7. Гоббс Т. Основы философии. Часть вторая. О человеке. Сочинения в двух томах. – Т.1. – М., 1989.

 

8. Гусев Дмитрий. Любители мудрости. М.: Энас, 2008.

 

9. Кант И. Антропология с прагматической точки зрения Собрание сочинений в 8 томах. – Т.1. – Издательство Чоро, 1994.

 

10. Конфуций. Суждения и беседы. М.: Аст, 2010. 

 

11. Краснова О.В. «Порождение заблуждений: пожилые люди и старость» (Электронный ресурс журнала «Отечественный записки», 2005, № 3 http://www.strana-oz.ru/?numid=24&article=1070)

 

12. Краснова О.В., Лидерс А.Г. Социальная психология старения: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. - М.: Издательский центр «Академия», 2002.

 

13. Лукреций Кар. О природе вещей. М.: 1983.

 

14. Перевезенцев С.В. Антология философии средних веков и эпохи Возрождения. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001

 

15. Петрарка Ф. Старческие письма. М.: 1999.

 

16. Пишель Рихард. Будда. Его жизнь и учение. Ростов: Феникс,2004.

 

17. Платон. Сочинения в трех томах. Т.3. М.: 1971.

 

18. Святитель Григорий Нисский. Избранные творения. Из-во Сретенского монастыря, 2007.

 

19. Сенека Л. Нравственные письма к Луцилию. М.: Изд-во "Наука", 1977.

 

20. Рыбакова Н.А. Феномен старости. М.: 2000.

 

21. Рыбаков Н.С., Рыбакова Н.А. Проблема старости в историко-философском контексте. 

 

22. Цицерон. О старости. О дружбе. Об обязанностях. М.: 1993.

 

23. Шопенгауэр А. Полное собрание сочинений в одном томе. М.:2011

 

24. Яцемирская Р. С, Беленькая И. Г. Социальная геронтология: Учеб.

пособие для студентов высш. учеб. заведений. М.: Владос, 1999.

 

 

Please reload

Статьи Ольги

Путь героини. Переход. Трансформация. Возрождение.

08.08.2018

1/10
Please reload

Последние статьи Ольги
Please reload

Архив

I'm busy working on my blog posts. Watch this space!

Please reload

г. ​Москва,

Казарменный пер.,
д. 6/1, бизнес-центр "Покровка М"

Звоните:

+7 916 550 7222

Еmail:

olgu@mail.ru

  • Белая иконка facebook
  • vk.png

© Психолог и психодраматерапевт Ольга Малинина