Переезд из города в деревню: успешное старение

 

Эта статья была написана в рамках диссертационного исследования, где я исследовала пожилых людей, проживающих в городе и деревне.

 

Городской и деревенский образы жизни имеют свои отличительные особенности. Для сегодняшних российских деревень характерен традиционный общинный уклад, который складывался столетиями и был связан с особенностями труда и быта сельского жителя:

 

- коллективизм и система круговой поруки,

- ответственность членов общины друг за друга,

- неторопливый, размеренный ритм жизни,

- зависимость жизнедеятельности от природных сезонных циклов,

- близость к природе,

- тяжелые условия труда и жизни,

- преимущественно физический труд и физическая активность.

 

Социально-экономические и политические преобразования 20 века не смогли глобально изменить психологию селян и современные деревни и села сохранили многие элементы общинного образа жизни – отсутствие принципиальных культурных и социальных различий между жителями, стабильный и устойчивый состав общины, тесное межличностное общение, сохранение и поддержание родственных связей, при этом высока роль общественного мнения, так как каждый житель на виду и все его действия оцениваются другими членами сообщества.

 

В целом, можно сказать, что сельский образ жизни характеризуется следующими признаками:

 

- консервативность, приверженность традиционным ценностям;

- низкая толерантность жителей села;

- высокая включенность в межличностные отношения, отсутствие коммуникативных границ и барьеров;

- наличие общей системы правил поведения, которая предполагает взаимный социальный контроль за членами общины;

- малые возможности для мобильности жителей;

- приоритет общественных интересов над личными;

 

Город является искусственно созданной средой. В отличие от деревни он характеризуется:

 

- высокой концентрацией людей на ограниченной территории,

- стремительным ритмом жизни,

- наличием разнообразных этнических, религиозных, возрастных, профессиональных и прочих социальных групп, вынужденных взаимодействовать и адаптироваться друг к другу.

- сосредоточение объектов как духовной культуры (театры, библиотеки, университеты и прочее), так и материальной (архитектура, промышленность, информационные технологии и прочее), что создает потенциальные возможности для всестороннего развития личности.

 

 

Городской образ жизни имеет следующие отличительные признаки:

 

- высокая социальная мобильность горожан;

- преобладание кратких, анонимных, поверхностных межличностных контактов, что может приводить к ухудшению качества общения, снижению эмпатии;

- слабый социальный контроль за отклоняющимся поведением, в силу чего криминальная обстановка в городах хуже, чем в деревне;

- более высокий образовательный уровень по сравнению с деревенскими жителями;

- распространение индивидуалистических ценностей;

- высокий уровень толерантности, терпимости к инаковости; [19]

 

20 век в демографической истории России стал переломным. За последние сто лет из аграрной страны она превратилась в промышленное государство с преобладающим числом городского населения. Индустриализация, коллективизация, потери второй мировой войны – все это способствовало оттоку сельских жителей в города [3]. В настоящее время Россия представляет собой урбанизированное общество, что подтверждается последней переписью населения 2010 года – 73,71 % населения проживает в городской местности и соответственно 26,29 % - в сельской.

 

Обратный процесс, называемый рурализацией, то есть миграция населения в сельскую местность, также имеет место в сегодняшней российской действительности. Чаще всего объектом исследования в этом вопросе являются так называемые сезонные «отходники», трудовые мигранты из малых городов, сел и деревень, временно работающие в крупных центрах и городские дачники, заселяющие пригороды и дальние деревни на весенне-летний период. [11] Однако есть и группа людей, которые делают долговременный осознанный выбор в пользу проживания в сельской местности.

 

Каковы же причины, вынуждающие горожан переселяться, постоянно или на время, в сельскую местность? Во-первых, подавляющее число нынешних жителей городов –уроженцы сел и деревень в первом, во втором или третьем поколении и для них такой переезд – это возвращение на прежнее место жительство, восстановление контакта с малой Родиной. Многие из них, живя в городе, сохранили уклад и привычки сельского образа жизни, что выражалось в разведении пригородных садов и огородов, летних выездах на дачи и в деревни к родственникам, помощи престарелым родителям в обработке приусадебных участков и т.д.

 

    

Само государство способствовало сохранению этих традиций, выделяя своим гражданам земельные наделы для ведения сельского хозяйства в рамках отдельно взятой семьи. Во-вторых, элементарный дефицит продуктов питания и денежных средств, безработица, невозможность прокормить семью в условиях экономических реформ и потрясений. В-третьих, социально-экологические и психологические причины. Среди них стремление переключиться от городских проблем на более замедленный, ровный и естественный ритм жизни, потребность в эстетическом и духовном единении с природой, а также идейный дауншифтинг, как осознанный отказ от городского образа жизни, стремление изменить свою жизнь, преодолеть ее стрессогенность и обрести новые смыслы.[10, 17] 

 

Достаточно часто из города в сельскую местность переезжают пожилые люди. Что же побуждает стареющего человека менять свой образ жизни? Переезд и существенное изменение условий повседневной жизни в немолодом возрасте могут быть связаны со многими факторами. Прежде всего, особенности деревенского уклада во многом соответствуют внутреннему самоощущению пожилых людей – неторопливый ритм жизни, стабильность существования, близость к природе, созерцательность и т.д.

 

Некоторые из наших респондентов говорили об этом следующее: «Здесь время по-другому течет, нет такой гонки, как в городе», «Спешить никуда не надо, если сегодня не успею, завтра сделаю», «Могу просто сидеть и наблюдать за закатом». Кроме этого, многие связывают свой переезд с природно-экологическими факторами: «В деревне дышится по-другому», «Здесь стал чувствовать себя лучше». Также не стоит забывать о том, что некоторые из переселившихся являются выходцами из деревень в первом или во втором поколении. В связи с этим для них нынешний переезд – возвращение к своим корням и истокам: «Родители умерли, а дом мне остался. Не бросать же, ездил сначала летом, а потом и совсем перебрался».

 

 Пожилой возраст – один из самых сложных периодов жизненного пути человека. Именно в этом возрасте происходит серьезная трансформация личности. Основными задачами развития этого этапа являются подведение итогов своей жизни, как единственно верного и не нуждающегося в замене пути, завершение незаконченных дел и ситуаций, принятие фактов своего старения и неизбежного ухода [8]. Для успешного осуществления этих задач пожилой человек должен сохранить свою идентичность, что предполагает его психологическую зрелость и сохранение активной жизненной позиции после выхода на пенсию, присвоение новых ролей и принятие потери прежних. Поэтому переезд, осуществляемый человеком на этапе поздней зрелости, может быть связан также и с выполнением задач развития этого возраста.

 

Участниками исследования стали 45 человек, средний возраст выборки 77,5 лет:

 

Первая группа: 15 человек (9 мужчин и 6 женщин) в возрасте от 65 до 77 лет, переселившихся из Москвы на постоянное место жительство в деревни Износковского района Калужской области. Семейное положение опрашиваемых: 3 семейные пары, 4 женатых мужчин в гостевом браке (жены приезжают на выходные и в отпуск из Москвы), 3 одинокие женщины (2 вдовы и 1 разведенная) и 2 вдовца. Образование – от среднетехнического до высшего.

 

Вторая группа: 15 человек (6 мужчин и 9 женщин) в возрасте от 67 до 90 лет, постоянно живущих в деревнях Износковского района Калужской области. Семейное положение опрашиваемых: 4 семейные пары, 5 одиноких женщин (4 вдовы, 1 разведена), 2 одиноких мужчин (вдовцы). Образование – от 3-4 классов школы (у большинства) до средне-специального (у одного).

 

Третья группа: 15 человек (6 мужчин и 9 женщин) в возрасте от 65 до 77 лет, постоянно проживающих в г. Москве. Семейное положение опрашиваемых: 3 мужчин и 3 женщин состоят в браке, 6 одиноких женщин (5 вдов и 1 разведена), 3 одиноких мужчин (1 вдовец, 1 разведен, 1 никогда не был женат). Образование – от среднего до высшего.

 

При проведении исследования были использованы следующие методики:

 

- Тест М.Куна, Т.МакПартленда «Кто я?» [6]. Эта методика применялась для исследования особенностей представлений о себе и социальной идентичности.

 

- Тест смысложизненных ориентаций Леонтьева Д.А. [7]. Цель данной методики – изучение наличия целей в жизни, удовлетворенностью прошлым, настоящим, а также исследование локуса контроля испытуемых.

 

- Тест самоотношения Столина В.В., Пантилеева С.Р. [15]. Методика исследует глобальное самоотношение; самоотношение, дифференцированное по самоуважению, аутосимпатии, самоинтересу и ожиданиям отношения к себе; уровень конкретных действий (готовностей к ним) в отношении к своему «Я».

 

- Индикаторкопинг-стратегий Амирхана Д. [1]. Эта методика направлена на диагностику стратегий, которые использует личность в стрессовых ситуаций.

Шкала субъективного благополучия, адаптирована Соколовой М.В. [14]. Эта методика оценивает эмоциональное удовлетворение своей жизнью индивидом.

 

- «Линия жизни» [16]. Методика проводилась для выявления:

- степени удовлетворенности своей жизнью в разные периоды на основе

субъективных оценок позитивных или негативных событий в качестве показателя восприятия жизни как периода достижений или потерь;

- степени удовлетворенности своей жизнью в настоящее время;

 

- «Незаконченные предложения» Сакса Леви [4]. Эта методика направлена на изучение отношения испытуемых к близким людям, к себе, к своим страхам и опасениям, к прошлому и будущему;

 

Кроме этого респондентам предлагалось оценить некоторые характеристики своего образа жизни, в том числе материальное положение.

 

 

Анализ полученных результатов:

 

Оценка материального положения

 

При проведении исследования опрашиваемых просили дать субъективную оценку своего материального благополучия, предлагая 3 варианта ответа: высокое, среднее или низкое. 46,67% пожилых людей по всей выборке указали свою низкую обеспеченность, 48,89% - среднюю и один человек (2,2%) оценил свое финансовое состояние высоко. Это был 90-летний деревенский житель, участник войны, ветеран, получающий по меркам села большую пенсию – 20 000 рублей.

 

Если рассматривать выборку в разрезе их места жительства, то получается, что более всего недовольны своим материальным положением москвичи: 66,67% из них оценили его как низкое и 33,33% - как среднее. Среди переехавших горожан все с точностью до наоборот: 66,67% определяют свое финансовое состояние как среднее и 33,33% - как низкое. Чуть больше половины (53,33%) пожилых людей, проживающих в деревне, считают, что их материальное положение находится на среднем уровне, 40% оценивают его как низкое и 6,67% как высокое.

 

Результаты проведения методики М.Куна, Т.МакПартленда «Кто я?»

 

Эта методика применялась для исследования особенностей личностной и социальной идентичности. Обработка данных осуществлялась на основании процедур, разработанных Румянцевой Т.В. [13]. Личностная идентичность – обозначение себя через личные качества, а социальная – это осознание себя через принадлежность к той или иной социальной группе.

 

Результаты, полученные в ходе проведения этой методики показывают, что в целом по выборке личностные характеристики (62,46%) превалируют над социальными (37,54%), что характерно для данной возрастной группы пожилых людей. Эти данные совпадают с исследованиями, проводимыми Красновой О.В., в котором получились схожие результаты – пожилые люди чаще, чем в 1,7 раза определяют себя как личность, нежели как члена группы [5].

 

Если рассматривать каждую из исследуемых групп в отдельности, то можно отметить некоторые особенности соотношения персональной и социальной идентичности. У пожилых людей, проживающих в деревне, личные характеристики менее всего преобладают над социальными: 57,57% и 42,43% соответственно, то есть выделенная нами тенденция к коллективистическим ориентациям, приверженности группе находит свое отражение и в структуре представлений о себе пожилых сельских жителей. В группе же переехавших этот показатель выражен наиболее ярко – 65,38% и 34,62%. Можно предположить, что образ жизни коренных сельских жителей способствует тому, что определение себя через социум является для них более значимым, чем для горожан.      

 

 В личностных характеристиках встречаются следующие определения:

- демографические: «мужского пола», « возраст 65 лет», «женщина»;

- черты характера: «добрый», «романтик», «веселая», «не гордая»;

- интересы, увлечения, хобби: «люблю цветы, землю», «не люблю театры», «хожу на концерты»;

- психические особенности: «паникерша», «шумный», «быстро отхожу», «спокойная»

- нравственные категории: «не хулиган», «помогаю людям», «не люблю несправедливость», «никого никогда не обидел»;

- материальное положение: «не бедная», «денег ни у кого не спрашиваю»

- нахождение на пенсии: «пенсионерка», «пенсионер»;

- особенности поведении: «не пью», «курю», «пишу стихи»;

 

В социальных характеристиках встречаются следующие определения:

- родственные связи: «мать», «дочь», «жена»;

- отношения с родственниками: «любящая своих детей», «любящая мать и бабушка»;

- идентификация с человечеством: «человек»;

- этническая принадлежность: «русский», «русская»;

- классовая характеристика: «крестьянин», «крестьянка»;

- религиозная принадлежность: «верующая»;

- профессиональная принадлежность: «радист на всю жизнь», «технарь», «был

обжигальщиком», «зоотехником работал», «работала с детьми»;
 - идентификация с определенной категорией: «инвалид 3-й группы», «ветеран труда»,

«участник ВОВ»;

 - идентификация через общественную деятельность: «введу общественную жизнь», «общаюсь с людьми», «руководитель клуба «Озарение»;

 

Интересной особенностью пожилых людей, живущих в деревне, стало то, что пятеро  из них называли себя «русскими», это треть опрашиваемых и трое – «крестьянами». Никто из живущих в городе и переехавших в село не описывали себя через этническую и классовую характеристики.

 

Также среди части деревенских жителей (26,67%) встречаются негативные оценки себя и своей жизни, такие как «никакая», «никому не нужный человек», «лежу сейчас в постели, еле дрыгаю», «у меня не совсем удачная жизнь». Среди пожилых людей, живущих в городе, в выборке присутствует одно такое мнение о себе у единственной женщины (6,67%), также обозначившей себя как «верующая». Она считает себя «плохой» и «грешной». У переехавших негативных характеристик самоописаний нет совсем. Таким образом, по всей выборке отрицательная оценка себя встречается у 11,11%.

 

По результатам исследований Грошева И.В. и Красновой О.В. негативная идентичность обнаруживается у 8,2 % - 8,5 % пожилых людей [2, 5]. В нашем предыдущем исследовании, проведенном среди социально активных и социально неактивных женщин в возрасте от 65 до 85 лет было выявлено, что отрицательная оценка себя встречается у 31 % социально неактивных и совсем не встречается у социально активных пожилых людей [9].

 

Можно заключить, что переехавшие из города в село респонденты в силу смены своего места жительства в пожилом возрасте, относятся ко второй категории – деятельных и предприимчивых граждан. Поэтому отсутствие негативных характеристик при описании себя – вполне ожидаемый результат в самоописаниях этой подгруппы , который подтверждает нашу гипотезу о том, что социально активная позиция в пожилом возрасте может быть связана с позитивной оценкой себя. Вместе с тем прицельный анализ подвыборки сельских жителей демонстрирует определенную неудовлетворенность собой и отражает специфический характер развития пожилого человека в деревне.

 

Результаты проведения теста смысложизненных ориентаций Леонтьева Д.А.

 

С помощью этой методики исследовались следующие характеристики испытуемых: цели в жизни; процесс жизни и эмоциональная насыщенность жизни; результативность жизни или удовлетворенность самореализацией; локус контроля – Я; локус контроля – Жизнь.

 

По первой шкале «Цели в жизни» у большинства респондентов (77,77%) обнаружены высокие показатели, средние – у 20% и низкие – у 2,23%. Высокие оценки по этому признаку характеризуют наличие у испытуемых целей в жизни, что дает осмысленность их существованию, направленность и временную перспективу.

 

Рассмотрим каждую группу исследуемых в отдельности. Группа переехавших показывает самый ощутимый результат во всей выборке: 93,33% из них обнаружили высокие значения по этой шкале, 6,67% - средние и ни у кого не оказалось низких баллов. Городские жители распределились следующим образом: 80% получили высокие оценки, 13,33% - средние и 6,67 – низкие. У пожилых людей, проживающих в сельской местности, имеются высокие показатели  у 60% выборки, 40% - средние и никого не обнаружилось с низкими параметрами.

 

Высокие показатели этой шкалы подтверждают во многом идею Чудновского В.Э. о расширении временной жизненной перспективы в возрасте поздней зрелости. По его мнению, направленность жизни в это период смещается с личного будущего на переживание грядущих событий, связанных с близкими людьми – детьми, внуками и с продолжением своих дел, проектов, начинаний через последователей и учеников, своего рода передача эстафетной палочки жизни новым поколениям [18]. Отмечается расширение жизненной перспективы. Подобное выдвижение временной действительности за ее реальные пределы позволяет пожилому человеку наполнить свое существование глубоким смысловым содержанием.

         

По второй шкале «Процесс жизни» высокие показатели обнаружены у 48,89% пожилых людей, средние – у 31,11% и низкий балл – у 20%. Такие результаты говорят о том, что в целом испытуемые воспринимают свою настоящую жизнь как интересную, насыщенную событиями и наполненную смыслом, хотя явная неудовлетворенность текущим положением дел все же присутствует. Более всего недовольны процессом своей жизни пожилые люди, проживающие в деревне. Из них только 20 % оценили свою жизнь, как интересную и насыщенную, 40% - получили средние результаты и 40% – низкие.  Горожане больше довольны своим настоящим: 66,67% показали высокие баллы по шкале, 20% –  средние, 13,33% - низкие. Похожие результаты обнаружены у москвичей, переехавших в деревню. Среди них 60% имеют высокие показатели, 33,33% - средние и 6,67 – низкие.

 

Можно заметить, что именно эта шкала «выбивается» из общих высоких и средних оценок по другим показателям, особенно у деревенских пенсионеров. Возможно, эта особенность отражает переживаемый в настоящем пожилыми людьми процесс усвоения новых ролей, прощание со старыми и сложности в принятии своего старения. Если наша гипотеза верна, то можно констатировать, что у испытуемых есть все шансы справиться с этой возрастной задачей развития, так как высокие показатели по шкалам будущего и прошлого отражают способность наших респондентов опираться на свой жизненный багаж и с перспективой смотреть вперед.

 

Третья шкала «Результат жизни» отражает оценку человеком своего жизненного пути. По этому параметру у 71,11% всей выборки – высокие показатели и у 17,78 – средний балл и у 11,11% - низкий. Эти данные указывают нам на то, что опрашиваемые удовлетворены своей прошлой жизнью, считают ее продуктивной и осмысленной, позитивно оценивают свои достижения. Более всего довольны своей прошедшей жизнью переехавшие москвичи: из них 86,67% получили высокий результат и 13,33% - средний и никто не набрал низкий балл.  Далее по степени удовлетворенности по этой шкале идут городские жители: 73,33% обнаружили высокие показатели, 20% - средние и 6,67% - низкие. У пожилых людей, проживающих в сельской местности, только 53,33% оценили свою прожитую жизнь высоко, 20% показали средние баллы и 26,67% - низкие.

 

Подводя итог по шкале «Результат жизни», можно сказать, что городские жители и переехавшие в село респонденты успешно решили одну из основных задач своего возраста – они приняли свою жизнь как верный, единственно возможный и правильный путь. Деревенским жителям сложнее согласиться с выбором своего пути и оценкой его как правильного. Возможно, такой результат был получен из-за объективно сложного социально-экономического положения тех деревень, где проводился опрос.  Совхозы и колхозы, где прошла основная часть жизни респондентов, давно не работают. Они обанкротились, закрылись школы и детские сады, молодые семьи уехали в более перспективные районы. Пожилые люди, проживающие в селе, видят, как на их глазах разваливается то, чему они посвятили свою жизнь, а перспективное развитие в детях и внуках разворачивается дистантно, на расстоянии. Вполне вероятно, что невысокие баллы по шкале «Результат жизни» получены ими как раз по этой причине.  

 

Четвертая шкала «Локус контроля – Я». Высокие показатели по этому параметру были выявлены у 75,55% респондентов нашей выборки, у 17,78% – средний балл, у 6,67% - низкий. Это говорит нам о том, что они  оценивают себя как людей, у которых есть свобода выбора и это дает им возможность строить свою жизнь в соответствии со своими представлениями. По группам респондентов сильных отличий не обнаружено. Среди городских жителей 80% получили высокую оценку по этой шкале, 6,67% – среднюю и 13,33% - низкую. Пожилые люди, переехавшие в сельскую местность, показали следующие результаты: 73,33% - высокие баллы, 26,67% – средние и ни у кого – низких. У деревенских жителей 73,33% выбрали высокий показатель, 20 %  - средний  и 6,67% - низкий.

 

Пятая шкала «Локус контроля – Жизнь». Высокие оценки по последнему параметру были обнаружены у 71,11% исследуемых, средние – у 17,79% и низкий – у 11,11%. Как видно из результатов в большинстве своем пожилые люди считают, что контролируют свою жизнь и самостоятельно принимают решения. По группам респондентов также сильных отличий не обнаружено. У городских жителей 66,67% получили высокие баллы, 13,37% - средние и 20% - низкие. У переехавших в сельскую местность 73,33% - высокие результаты, 20% - средние и 6,67% - низкие. У деревенских пенсионеров точно такие же показатели: 73,33% - высокий балл, 20% - средний и 6,67% - низкий.

 

Результаты проведения теста самоотношения Столина В.В., Пантилеева С.Р.

 

Эта методика исследует глобальное самоотношение; самоотношение, дифференцированное по самоуважению, аутосимпатии, самоинтересу и ожиданиям отношения к себе; уровень конкретных действий (готовностей к ним) в отношение к своему «Я».

 

По всем шкалам респонденты показали высокие результаты, кроме шкалы «ожидаемое положительное отношение от других людей». Можно предположить, что в пожилом возрасте люди все меньше и меньше обращают внимание на оценки окружающих и потребность в одобрительном отношении к себе со стороны окружения снижается. С другой стороны, пожилые люди относятся к группе депривированных по показателю социальных контактов. Для всех испытуемых высокими являются баллы по параметрам глобального самоотношения, то есть недифференцированного чувства «за» и «против» собственного Я; аутосимпатии; самопринятия; саморуководства, самообвинения, самоинтереса, самопонимания. В остальных шкалах между группами есть различия. Показатели «самоуважения», «самоинтересов», «самоуверенности» у сельских жителей выражены слабее, чем у других респондентов, что согласуется со сниженными результатами по другим тестам.

 

В целом по этой методике можно сделать вывод, что испытуемые обладают выражено положительным самоотношением и высокой самооценкой (показатели «самопринятия», «самоуважения» и глобального самоотношения»), что не мешает им видеть свои собственные недостатки, и признавать вину свои промахи и неудачи (показатели «самообвинения» и «аутосимпатии»).

 

Результаты проведения методики «Индикатор копинг-стратегий» Д. Амирхана.

 

Эта методика направлена на диагностику стратегий, которые использует личность в стрессовых ситуаций. Кроме этого, методика дает нам возможность увидеть каким образом испытуемые адаптируются к изменяющимся условиям жизни, а также к происходящим личностным метаморфозам. В индикаторе используются 3 шкалы: шкала «разрешения проблем», шкала «поиск социальной поддержки», шкала «избегание проблем». Каждая из них имеет 4 уровня: высокий, средний, низкий и очень низкий.

 

Результаты показали, что в общей выборке 46,66% респондентов имеют средние показатели по параметру «разрешение проблем», 26,67% – низкий уровень, а 26,67% – очень низкий. По группам выявились следующие различия: городские жители показали 40% по средним баллам, 46,67% - по низким и 13,33% - по очень низким; сельские пенсионеры: 33,33% - средний результат, 13,33% - низкий, 53,34% - очень низкий; переехавшие пожилые люди: 66,67% - средний уровень, 20% - низкий и 13,33% - очень низкий. Как видно из результатов теста последняя группа наиболее всего предрасположена к выбору стратегии «разрешение проблем», а наименее всего ее поддерживают деревенские жители. 

 

По шкале «поиск социальной поддержки» получились следующие результаты: 11,11% всех исследуемых выбрали высокие баллы, 26,67% - средние, 22,22% - низкие и 40% - очень низкие. По группам респондентов были выявлены различия. У городских пенсионеров 6,67% обнаружили высокие показатели, 26,67% - средние, 20% - низкие, 46,67% - очень низкие; сельские жители: 13,33% - высокий уровень, 26,67% - средний, 13,33% - низкий и 46,67% - очень низкий. Переехавшая группа пожилых людей оказалась склонной искать помощи в социальной поддержке, так как у нее наименее всего выражен самый низкий балл по шкале: 13,33% выбрали высокий показатель, 26,67% - средний, 33,33% - низкий, 26,67% - очень низкий. Интересно, что среди последней группы респондентов выявились межполовые различия: женщины имеют средний и высокий уровни, а мужчины – низкий и очень низкий. Такой результат вполне предсказуем. Поиск социальной поддержки как вариант копинг-стратегии присутствует в среднем чаще в стратегиях совладания женщин не только в пожилом возрасте, женщины чаще мужчин обращаются за внешней помощью в стрессовых ситуациях [12]. В других группах исследуемых не были обнаружены различия по гендерному признаку: и мужчины, и женщины выбирали эту стратегию в качестве способа совладающего поведения.

 

По шкале «избегания проблем» почти все испытуемые продемонстрировали низкий или очень низкий показатели: 82,22% выбрали очень низкие баллы, 13,33% - низкие, 2,22% – средние (один из жителей города) и 2,22% – высокие (один деревенский пенсионер).

 

Результаты этой методики показали, что основными стратегиями адаптации к изменяющимся обстоятельствам жизни и переменам в себе для испытуемых являются варианты «разрешение проблем», который предполагает использование всех личностных ресурсов в стрессовой ситуации и «поиск социальной поддержки», позволяющий получать помощь из вне в сложных жизненных ситуациях, причем для женщин он более характерен.

 

Результаты проведения методики «Шкала субъективного благополучия», адаптированная Соколовой М.В.

 

Эта методика оценивает удовлетворение индивидом отдельными аспектами своей жизни. Шкала содержит пункты, связанные с социальным поведением, эмоциональным состоянием, а также с физиологическими симптомами.

В 1-ую группу были включены 33,33%  из группы переехавших, что составляет 11,11% от всей выборки, этот параметр содержит самые низкие показатели шкалы. Из других групп респондентов никто не набрал такой количество баллов. Такой уровень характеризует этих испытуемых как людей с абсолютным субъективным благополучием и отсутствием у них серьезных проблем. Эти люди имеют позитивную самооценку, общительны, оптимистичны, уверены в себе, не склоны к жалобам, тревогам и необоснованным страхам, эффективно действуют в стрессовых ситуациях.

 

Низкие показатели по шкале субъективного благополучия оказались у 24,44% опрашиваемых. Наибольшее количество респондентов по этому параметру опять оказалось у группы переехавших пожилых людей – 40% пожилых людей, чувствующих себя благополучно, городские жители набрали 13,33%, сельские – 20%. Этот результат характеризует высокий эмоциональный комфорт исследуемых, у них нет серьезных затруднений в жизни. Такие люди уверены в себе, активны, они успешно справляются с трудностями и проблемами в повседневной жизни.

 

Средние баллы относятся к лицам с умеренным эмоциональном благополучием, они переживают некоторые сложности, проблемы и затруднения в жизни, но они в целом имеют ресурсы для совладания с ними. Этот результат получился у 57,77% всех испытуемых. По группам получились следующие результаты: 80% городских жителей выбрали этот уровень, 66,67% - сельские пенсионеры и 26,67% - переехавшие москвичи.

 

Высоких и очень высоких показателей, свидетельствующих о значительно выраженном эмоциональном дискомфорте. В нашей выборке было выявлено 6,67% пожилых людей в таком состоянии, к ним не относятся респонденты из группы переехавших, среди городских пенсионеров их 2,22%, а среди сельских жителей – 4,45%.

 

Результаты проведения методики «Линия жизни»

 

Это исследование проводилось для выявления степени удовлетворенности своей жизнью в настоящее время; степени удовлетворенности своей жизнью в разные периоды на основе субъективных оценок позитивных или негативных событий в качестве показателя восприятия жизни как периода достижений или потерь;

 

В соответствии с методикой необходимо было рассказать о своей жизни с рождения и до нынешнего момента с оценкой удовлетворенности от 0 % до 100 %. Для получения степени удовлетворенности всей жизнью проценты, проставленные в каждом выделенном в описании этапе складывались и делились на их общее количество.

 

Анализ результатов этой методики выявил, что удовлетворены своей жизнью в настоящем большинство из испытуемых – 37,77% имеют высокие оценки (от 70% до 100%), 31,11% - средние (40% - 70%) и 31,11% - низкие.  Если сравнить результаты по группам, то получится следующая картина: среди городских жителей, оказавшихся удовлетворенными своей жизнью, 46,67% имеют высокие показатели по этой шкале, 13,33% - средние и 40% - низкие; у сельских пенсионеров только 20% получили высокие баллы, 53,33% - средние и 26,67% - низкие; пожилые люди, переехавшие из Москвы в деревни, удовлетворены своей текущей жизнью в 46,67% случаев, 26,67% имеют средний результат и 26,67% - низкий.

 

Исследование данных, полученных по общей оценке всей жизни, обнаружило, что 37,78% имеют высокую степень удовлетворенности своей прожитой жизнью – от 70 % до 100 %. Из всей выборки более всего довольна группа переехавших: из них 66,67% получили высокий балл, среди городских жителей таких 40%, среди деревенских -   6,67%. Средние показатели у пожилых людей по всей выборке составляют 51,11%. У городских жителей 46,67% набрали такие баллы, у сельских – 73,33%, у группы переселившихся – 33,33%. Низкая удовлетворенность прожитой жизнью наблюдается всего у 11,11% по всей выборке. Среди городских жителей таких респондентов было выявлено 13,33%, а среди сельских – 20%. Пожилые люди, переехавшие в деревни, не обнаружили низких показателей по этой шкале.

 

Результаты этой методики показали, что исследуемые в целом довольны своей прожитой жизнью и удовлетворены текущей ситуацией, при чем группа переехавших пенсионеров склонны оценивать свою прожитую жизнь в более позитивном ключе по сравнению с другими категориями испытуемых.

 

Результаты проведения методики «Незаконченные предложения» [4]

 

Эта методика направлена на изучение отношения испытуемых к близким людям, к себе, к своим страхам и опасениям, к прошлому и будущему. Отношение к себе у испытуемых в целом характеризуется как позитивное и адекватное. Многие респонденты отмечали, что здоровье уже не такое, как в молодости, «силы уже не те», но в то же время они способны «сделать свою жизнь лучше», «выразить свой творческий потенциал», «делать добро людям», могут «ни от кого не зависеть», «работать дальше» «косить, пахать» и «выполнять план».

 

Большинство (66,67%) переехавших пожилых людей положительно оценивают свое переселение в деревню, замечают, что смогут здесь «прожить до 100 лет», в состоянии справиться с трудностями сельского образа жизни. Но в то же время некоторые отмечают, что им не хватает театров, церкви, прежних друзей. Самое негативное отношение к своему будущему сложилось у деревенских жителей. Они оценивают его как «трудное», «плохое», «никакое», лишь двое (то есть 13,33%) из них считают, что впереди их «ждет жизнь» и будущее «будет нормальным». Городские пенсионеры в более позитивном ключе оценивают свои перспективы, около трети будущее представляется  «прекрасным», «светлым», еще треть считает предстоящее «туманным и призрачным», «непонятным», а оставшаяся часть называет его «безрадостным» и «недолгим». В будущем респонденты надеются на себя, на своих детей и супругов. Женщины больше, чем мужчины склонны видеть в своем будущем близких людей – детей, внуков, мужей.

 

К другим людям пожилые относятся по-разному. Близких, особенно детей и внуков, любят, переживают за них, с теплом говорят о своих друзьях – прежних и вновь обретенных. Интересные результаты получились по показателю «отношение к лицам противоположного пола». Женщины упомянули, что не любят, когда мужчины употребляют алкоголь и потребительски к ним относятся. Идеалами для них являются собственные мужья или отцы, а также порядочные и непьющие мужчины. Примечательно, что нынешние юноши, по мнению пожилых женщин – сплошь инфантильные, безответственные создания, живущие за счет женщин. Для мужчин идеалом является их жена или мать, добрая, честная, скромная. А нынешние молодые девушки, по мнению большинства пожилых мужчин – развязны, «курят», «пьют», «красят губы», вообще «не знают, что такое любовь». Интересно, что все испытуемые проявили удивительное единодушие в своих оценках. Такие характеристики подрастающего поколения дают возможность предположить, что исследуемые пожилые люди могут противопоставлять себя («стариков»), как социальную группу, им («молодым»). Пожилые люди явно наделяют позитивным значением традиционные гендерные стереотипы женщин и мужчин и негативно оценивают образы молодых людей, которые как раз в них не вписываются.

 

Основными страхами у испытуемых являются страх смерти, боли, одиночества и своей немощи. Многие пожилые переживают, что могут стать обузой своим детям и внукам. Около трети всех испытуемых, большинство из которых мужчины, сказали, что они ничего не бояться. Есть такие, кто переживает за будущее страны, за свое экономическое положение. Некоторые мужчины делились тем, что бояться «быть неинтересными», страшатся «сказать что-нибудь не так», есть страх позора, социально негативных оценок.  

 

К прошлому у большинства испытуемых было положительное отношение. Многие говорили о том, что если бы они опять стали молодыми, то прожили бы свою жизнь так же. Из нереализованных возможностей некоторые упоминали учебу и утраченную возможность приобретения других специальностей.

 

При оценивании своих ошибок в прошлом исследуемые пожилые люди вспоминали и признавали свои промахи и провалы. Женщины говорили об абортах, ошибочном выборе мужа, кто-то вспомнил украденную пачку печенья из магазина. Некоторые винили себя, что во время не заметили болезни супругов, которые оказались смертельными, кто-то считал своей ошибкой несвоевременное увольнение с завода в 90-е, ожидание «лучших времен», что повлекло безденежье и тяжелое положение в семье. Один человек рассказал, что сидел в тюрьме, так как он сбил насмерть пешехода, еще один переживает, что когда-то обманул девушку и не женился на ней. Кто-то считает, что виноват в том, что не спас сына от пьянства. Самым худшим, что с ними произошло в жизни, многие называли похороны близких – родителей, детей, супругов. Интересно, что около половины деревенских пенсионеров говорили о том, что хотели бы забыть войну и все, что с ней связано: эвакуацию, проводы отца на фронт, оккупацию, голод, попадание в плен и т.д. Возможно, это связано с тем, что Калужская область была оккупирована во время второй мировой войны и нынешние деревенские жители в полной мере, будучи детьми, ощутили на себе все ужасы военного времени. 

 

Выводы

 

Таковы общие личностные характеристики пожилых людей, принявших участие в нашем исследовании. Как видно из получившихся результатов более всего удовлетворены собой, своей прожитой жизнью и настоящим моментом пожилые люди, переселившиеся из города на постоянное место жительства в деревню. Вполне возможно, что данная категория граждан удачно решили одну из задач своего возраста – они приняли свою жизнь как единственно верный и не нуждающейся в замене путь. Кроме этого, возможно этот факт помогает им принимать себя и в настоящем. Данные, которые были нами получены, еще раз подтверждают идею о том, что возраст поздней зрелости – это не угасание и регресс, а дальнейшее развитие человека, его продолжающееся становление.

 

(Статья опубликована в журнале "Психология зрелости и старения", лето, 2013 г.)

 

 

Список литературы:

 

1. Амирхан Д. Индикатор копинг-стратегий. //Ильин Е. П. Психология

индивидуальных различий/. СПб.: Питер, 2004. С. 554-555.

 

2. Грошев И. В. Психофизиологические различия мужчин и женщин. Воронеж: МОДЭК, 2005.

 

3. Зайончковская Ж.А. Экономическая и социальная модернизация и внутренняя миграция в России и в СССР. Материалы научной конференции в ознаменовании десятилетия Центра демографии и экологии человека ИНП РАН. . М.: 1998, 21.22 декабря.

 

4. Казачкова В.Г. Метод незаконченных предложений при изучении отношений личности // Вопросы психологии. - 1989. - N 3. - С. 154-157.

 

5. Краснова О.В. Исследование идентификации пожилых людей с помощью методики М. Куна «Кто я?» // Психология зрелости и старения. – 1997– № 1. – С. 68-84.

 

6. Кун М., Макпартленд Т. Эмпирическое исследование установок личности на себя. //Современная зарубежная социальная психология. Тексты. М., Изд. МГУ. 1984, стр. 180-188

 

7. Леонтьев Д. А. Тест смысложизненных ориентаций.– 2-е изд. - М.: Смысл, 2000.

 

8. Лидерс А.Г. Кризис пожилого возраста: Гипотеза о его психологическом содержании // Психология зрелости и старения. – 2000. – № 2(10). – С. 6-11.

 

9. Малинина О.И. Социальная активность и идентичность в пожилом возрасте// Психология зрелости и старения. – 2011. – №4(56) зима2011. – С.58-78. 

 

10. Нефедова Т.Г. Пространство современной России: возможности и барьерыразвития (размышления географов-обществоведов) под.ред. Дружинин А.Г., Колосов В.А., Шувалов В.Е.. М.: Вузовская книга, 2012. С.154-167.

 

11. Нефедова Т.Г., Полян П. М., Трейвиш А.И. Город и деревня в Европейской России: сто лет перемен.М.: ОГИ, 2001.С.374-399.

 

12. Рассказова Е.И., Гордеева Т.О. Копинг-стратегии в психологии стресса: подходы, методы и перспективы [Электронный ресурс] // Психологические исследования: электрон.науч. журн. 2011. N 3(17). URL: http://psystudy.ru

 

13. Румянцева Т.В. Психологическое консультирование: диагностика отношений в паре. Тест Куна. Тест «Кто Я?» (М.Кун, Т.Макпартленд; модификация Т.В.Румянцевой) / – СПб., 2006. С.82-103.

 

14. Соколова М.В. Шкала субъективного благополучия. Второе издание. НПЦ"Психодиагностика". Ярославль 1996.

 

15. Столин В.В., Пантилеев С.Р. Опросник самоотношения // Практикум по психодиагностике: Психодиагностические материалы.- М., 1988. - С. 123-130.

 

16. Хухлаева О.В. Основы психологического консультирования ипсихологической коррекции. М.: Академия, 2004.

 

17. Чеховских И.А. Российская дача – субурбанизация или рурализация?//Невидимые гранисоциальной реальности. Сборник статей по материалам полевых исследований/ Под ред. Воронкова В., Паченкова О., Чикадзе Е. Труды ЦНСИ, вып. 9 СПб, 2001. С. 73-83.

 

18. Чудновский В.Э. Проблема оптимального смысла жизни // Смысл жизни и акме: 10 лет поиска. Материалы VIII–X симпозиумов. Ч. 1.М., 2004. С. 7–23.

 

19. Шафранов-Куцев Г.Ф. Социология: учебное пособие. М.: Логос, 2008 г.

 

 

 

Please reload

Статьи Ольги

Путь героини. Переход. Трансформация. Возрождение.

08.08.2018

1/10
Please reload

Последние статьи Ольги
Please reload

Архив

I'm busy working on my blog posts. Watch this space!

Please reload

г. ​Москва,

Казарменный пер.,
д. 6/1, бизнес-центр "Покровка М"

Звоните:

+7 916 550 7222

Еmail:

olgu@mail.ru

  • Белая иконка facebook
  • vk.png

© Психолог и психодраматерапевт Ольга Малинина