Опыт проведения экспресс-группы «Жанры, которые мы выбираем»

В этой статье я проанализирую опыт проведения экспресс-группы «Жанры, которые мы выбираем» на 14-ой Московской психодраматической конференции. В первой части статьи я опишу теоретическое обоснование соединения нарративных практик и психодрамы, во второй — практическую работу на группе, в третьей — её анализ, а в четвертой — отзывы участников.

Психодрама и нарративные практики

Идея этой группы возникла, когда я задумалась над вопросом, как могут быть связаны стили повествования и представления человека о мире, о своём месте в нём и что может дать интерпретация личных историй людей через различные художественные жанры. Такой интерес возник у меня при изучении нарративных практик, нового психотерапевтического направления, в котором человек рассматривается с точки зрения его жизненного повествования. То есть работа с клиентом осуществляется через анализ его проблемных историй и создание альтернативных рассказов.
 

Каждый из нас носит в себе сюжет своей жизни. Мы встраиваем его в историю своей семьи, культуры и в личный нарратив. Процесс этот непрерывен.
 

С самого раннего детства мы воспринимаем жизнь через истории, которые рассказывают нам взрослые, а потом создаём собственную картину реальности, когда передаём свой опыт другим уже через свои рассказы. Так мы выражаем себя, придаём смысл важным для нас событиям, структурируем свой внутренний мир. 

 

 

Мне показалось интересным совместить нарративные практики и психодраму. В психодраматическом действии существует много возможностей для исследования личных историй и сюжетов. Соединение личного повествования и драматического разыгрывания может дать клиенту новый взгляд на свою жизненную историю через призму художественных жанров и сюжетов.

Драматизация сама по себе несет в себе отголосок театрального представления, где есть сцена, зрители, актеры, режиссер и пьеса. И где, как не в психодраме есть возможность экспериментировать с различными жанрами, стилями, сюжетами и ролями.

Мне захотелось провести эксперимент и рассмотреть личные истории людей с точки зрения художественных жанров, то есть увидеть и понять, как может восприниматься и конструироваться психодраматическая реальность через нарратив клиента.

Реальность существует сама по себе, без наших литературных оформлений. Лишь создатель истории может увидеть в цепи событий определенный сюжет со своей завязкой, кульминацией, развязкой и оформить через определенный жанр, в зависимости от того, как он воспринимает произошедшее. Трагедия? Столкновение с неотвратимой судьбой, борьба героя, смерть. Комедия? Абсурд, нелепые ситуации, нестандартное разрешение конфликта, смех даже сквозь слёзы. Детектив? Преступление, расследование, поиск истины, разоблачение виновных.

 

 

Каждый человек может жить в разных жанрах, не останавливаясь на одном, адекватно и спонтанно реагируя на жизненные обстоятельства. Выбор всегда остается за нами: рисковать, шутить, преодолевать, смиряться, разгадывать, изучать, описывать жизнь.
 

Неправильных сюжетов нет, есть разные способы оформления действительности, в чём-то успешные, в чём-то ограничивающие.
 

Сложность возникает в том случае, если человек застревает в одном жанре и не видит других возможностей в проживании реальности. Расширение своего репертуара ролей даёт новый взгляд на себя, на окружение, на своё прошлое и будущее.

Практическая работа с группой

На 14-й Московской психодраматической конференции я провела в качестве ведущей терапевтическую экспресс-группу на тему «Жанры, которые мы выбираем». Условия её проведения были достаточно экстремальными: встречи длились полтора часа в течение 3 дней в рамках основного события. Численность — 8 человек. Несмотря на заданный формат, мы многое успели и работа оказалась очень интересной и плодотворной.

 

Я разделила задачи, стоящие перед нами на те три встречи, что у нас были. Первый день — обсуждение общей концепции жанров, их психологическом содержании и диагностика предпочитаемых и хорошо освоенных.
Второй день — формирование запроса на желаемые изменения, то есть прояснение для каждого участника, элементы каких неосвоенных жанров хотелось бы добавить в собственную историю и создание общего сценария для последующего проигрывания.
Третий день — общее действие с элементами всех жанров.
 

На первой встрече в группе проявились различные жанры: и комедия, и трагедия, и арт-хаус, и фантастика, и сказка. Я предложила разогрев со следующей инструкцией: «Войти в роль любого известного Вам персонажа книги, фильма, истории, пожить в его образе какое-то время, создать его реальность, насколько это возможно. Если на ум не приходит ни один известный герой, создайте свой важный Вам сейчас образ». После вхождения в роли, участники начали спонтанно взаимодействовать друг с другом, знакомиться, общаться. По окончании упражнения я спросила каждого персонажа о том, кто он, чего хочет, куда стремиться, что с ним происходило, какие эмоции он чувствовал в процесс и как проявленный герой связан с текущей жизнью.
 

 

Этот разогрев и обсуждение после помогли участникам выявить актуальные для них темы, определить жанр, в котором сейчас они живут, понять, где, в каком сюжете они находятся. Были ситуации, когда жанр вполне устраивал участника, и он лишь утверждался в своём способе восприятия реальности, а были и те, кто видели ограничения своих сюжетов и заявляли о своём желании их изменить.
 

На второй день в начале встречи участники уточняли свои запросы, формировали ожидания от общего группового разыгрывания. Далее перед группой была поставлена задача придумать сценарий игрового действия, учитывая пожелания всех. Для этого я предложила представить участникам себя в образе режиссеров, которые съехались на всемирный конгресс. Инструкция была примерно следующая: «Каждый из Вас является профессионалом в своём жанре (комедия, боевик, арт-хаус, ужасы и т.д.) и у Вас сейчас есть возможность поведать своим коллегам о своих планах по съемкам нового фильма. Но для начала Вам надо объединиться в группы по жанрам и в них Вы уже расскажете о своих задумках. Далее Вам необходимо будет создать один сценарий от группы».
 

 

В итоге получились сценарии от режиссеров комедии, ужасов, героического эпоса и арт-хауса. У каждой группы было своё представление о том, какое действие должно в итоге получится, но в процессе обсуждения мы создали один сценарий с несколькими сценами. Основа общего действия была следующая: главный персонаж попадает в канализацию, где он проходит различные испытания, встречается со знакомыми и незнакомыми персонажами: своей мамой, голубой крысой-мутантом, и, самое главное, со смертью.
 

На третий день на первом круге планы участников подкорректировались: кто-то за прошедшие сутки решил сыграть другую роль, а кто-то захотел изменить сюжетные действия своего персонажа. В этот момент у нас появился интересный сценарный ход: одна из участниц захотела стать Зрителем с пультом. С помощью него она могла начинать действие, останавливать его и прерывать просмотр, как настоящий телезритель, смотрящий запись какого-то фильма или театрального представления. Мы еще раз проговорили все сцены и предполагаемые ходы персонажей, снова повторили правила группы и Зритель нажал пульт. Действие началось.
 

 

Я наблюдала со стороны и смотрела на разыгрываемые передо мной сцены. Иногда они наслаивались одна на другую, иногда шли одновременно или поочередно. Роли изначально были заданы весьма условно, исходя из субъективного представления участников о том, кого они хотят сыграть. Не было четко прописанных психологических портретов, характеристик, биографий персонажей. Каждый актёр играл своего героя так, как он рождался внутри него в текущий момент времени на сцене. Такая импровизация давала участникам возможность проявить свою роль в том объёме и с той глубиной, на которую он был сейчас готов.
 

Общее проигрывание происходило в два этапа. Первый этап включал в себя воспроизведение задуманных сценарных действий, что были придуманы перед началом игры. Каждый герой шел по своему плану, достигнув которого он останавливался. В тот момент, когда энергия в группе стала падать, Зритель нажал на паузу. Я опросила всех участников с тем, чтобы выяснить, всё ли идёт так, как им хотелось, получают ли они от общего действия тех результатов, что были запланированы. Оказалось, что не все довольны и есть сцены, которые не доведены до логического конца персонажами или им требуется другое завершение. Мы подкорректировали дальнейший сценарий исходя из ответов участников и дополнили общее действие новыми сюжетными включениями. И Зритель снова нажал на пульт…

Анализ групповой работы

По итогам работы я выделила некоторые особенности нашей группы:
 

—  Во-первых, взаимосвязь трагического и комического. Та участница, что определила у себя комедийный жанр, как ведущий и хорошо освоенный, желаемым и интересным указала трагедию. В общем сценарии она выбрала сцену встречи со смертью. И наоборот, участница, что видела свою жизнь как путь, полный фатализма и предопределённости, ведущий к роковой развязке, захотела попробовать новую роль, полную абсурда и комизма. Она сыграла мышь-мутанта из подземелья.
 

Для меня оба эти жанра взаимно дополняются: они могут меняться местами, переходить один в другой или проявляться друг через друга. Как часто слёзы переходят в смех, а радость в грусть и как важно видеть одновременно возвышенное, сакральное и профанное, прозаическое. Связь трагического и смешного отражает реальное отношение между людьми и самой жизнью, где оба жанра существуют рядом, не изолированно друг от друга. Вместе они показывают, каким неоднозначным, абсурдным, разносторонним может быть мир. И такой трагикомический выбор ролей в нашей группе еще раз обозначил и утвердил для меня это видение реальности.
 

 

Во-вторых, спуск в канализацию как метафора погружения в бессознательное. Все оказалось важным в нашем сценарии: место и время действия, декорации и костюмы, персонажи, проявленные и не присутствующие, спонтанные ходы и реплики, неожиданные повороты сюжета, собственная логика завершения отдельных сцен и общего действия. Всё происходящее работало благодаря совместной бессознательной энергии группы. Оно же, то самое бессознательное и выстраивало оригинальную историю со своими целями и задачами.


Образ общего места драматизации в виде подземелья, да еще и канализации, был предложен одной из участниц и принят группой для совместного действия. Предположу, что проигрывая эту метафору, участники смогли погрузиться в своё бессознательное, проявить теневые фигуры и неосвоенные роли, актуальные для них в настоящее время и прожить их в той мере, насколько они были готовы.
 

 

Возможно, именно поэтому и появилась роль Зрителя с пультом, важность которого я буду анализировать ниже. Такое совместное заныривание в глубину потребовало от группы компенсационной роли, помогающей удерживаться на поверхности и быть в контакте с сознательной реальностью.
 

В-третьих, роль Зрителя как символ трансцендентного уровня действия. В современном искусстве распространён сюжет, где существуют несколько ступеней реальности, каждый из которых функционирует сам по себе. Лишь находящиеся на более высоком плане существования могут знать, контролировать и влиять на стоящих ниже.
 

Переход на мета-уровень указывает на более общие вопросы, поднимает над частным, расширяет контекст, показывает ситуацию сверху, даёт понять в какую (более глобальную) систему входит решаемый вопрос. Применительно к нашей драматизации такое расслоение психодраматической реальности выстраивало композицию особой сложности, имеющую цель показать глубину, многозначность, трансцендентность происходящего.
 

 

Для участницы, играющую роль Зрителя, такое мета-положение в общем действии давало возможность вернуть себе авторство над своей жизнью, право рассматривать и конструировать эпизоды реальности с той скоростью и в том порядке, в каком ей было комфортно. Такая уникальная позиция также помогла ей включить особую роль — роль Свидетеля. Того, кто видит общую картину, того, кто определяет временные интервалы, паузы и моменты включения в жизнь, того, кто присутствует одновременно во многих эпизодах происходящего и того, кто может собрать общий пазл узора реальности, чтобы понять смысл того, что разыгрывается.
 

В-четвертых, прохождение пути Героя через сепарацию от матери и прощение. В ходе всего сценария прослеживался один важный мотив: путь испытаний и преодолений. В соответствии с идеями Дж. Кэмпбелла и В. Проппа, авторами «Тысячеликого героя» и «Исторических корней волшебной сказки», Герой, проходя своё архетипическое путешествие, встречает на своём пути помощников, сталкивается с трудностями, борется с врагами и, получив своё сокровище, возвращается домой. Эта «полоса препятствий» относится, прежде всего, к внутренней реальности человека и отражает путь, который проходит душа в своём индивидуальном развитии.
 

 

В групповом разыгрывании проявились элементы этого мономифа. Главный герой спустился в канализацию, прошёл испытания, обрёл помощников и в конечном итоге встретился с матерью. Их взаимодействие напоминало настоящую битву. У участника было много претензий к ней, к её поступкам и агрессивное их предъявление не давали ему успокоения. Понадобилась ещё одна сцена, где оба персонажа, мать и герой, смогли поговорить, примириться, простить друг друга и найти своё завершение в общем действии. Борьба с «внутренними драконами» оказалась успешной, герой примирился с матерью и вернулся в обычный, негероический мир.
 

Думаю, что этот сюжет был актуален не только для того участника, что играл главного героя. Темы взросления, преодоления и выхода из тупика звучали на группе, и их разрешение в итоге показало, что именно этот запрос и был самым важным.
 

Отзывы участников

«Мой жанр эпос. На группе я сумела проявить его в разных сторонах. И в том числе почувствовать, что эпос — это не всегда хорошо и иногда меня в нем заносит. И людям может быть тяжело рядом со мной, когда я слишком в этом жанре. Это я хорошо почувствовала в социодраматических упражнениях. Поэтому сейчас я чувствую, что я скорее выбираю не эпос, впервые за много лет. Так что можно сказать, что группа не смотря на «экспресс» была мне очень полезна и эффект я ее ощущаю и сейчас».
 

«Я играла смерть и для меня это была скорее трагикомедия. Такой способ прикоснуться к очень сложной и энергетически заряженной теме в безопасном пространстве. Безопасным, я думаю, оно было, в значительной степени, благодаря твоему чувству юмора и устойчивости в сложных темах. Большая спонтанность была в творческом процессе, и вообще было очень весело, огромный эмоциональный подъем от игры получила. То есть для меня результат был скорее в энергетическом подъеме, чем в осознании».
 

Такими были эти три встречи на тему «Жанры, которые мы выбираем». Я благодарна участникам за совместную работу: за поставленные вопросы, за смелость в самопредъявлении, за открытость и искренность.

 

Please reload

Статьи Ольги

Путь героини. Переход. Трансформация. Возрождение.

08.08.2018

1/10
Please reload

Последние статьи Ольги
Please reload

Архив

I'm busy working on my blog posts. Watch this space!

Please reload

г. ​Москва,

Казарменный пер.,
д. 6/1, бизнес-центр "Покровка М"

Звоните:

+7 916 550 7222

Еmail:

olgu@mail.ru

  • Белая иконка facebook
  • vk.png

© Психолог и психодраматерапевт Ольга Малинина